Звери

Комбат группы немедленного реагирования «Зверо», плохо спал этой ночью. Все началось с раздавшегося в предрассветный час, настойчивого, тревожного звонка. «На Облгаза» – единственная фраза, произнесенная загадочным абонентом на другом конце провода — вслед торопливые гудки брошенной впопыхах трубки. Это был голос взрослого мужчины, немного хриплый, по всей видимости курящего. «Облгаза», задумчиво повторил про себя Комбат, но не стал докладывать ответственным лицам о возможной проблеме. «Облгаза, Облгаза…Впрочем, бывает» – подумал он и погрузился в привычный, нервный сон рабочего комбата, отягощенного огромной ответственностью, постоянным решением чужих проблем, в рамках экспериментального проекта «Зверо», запущенного на основе тщательно изученного опыта команды ночных тестеров из группы компаний Облгаза.

Честно говоря, Комбату в последние дни пришлось понервничать, из-за вороха неожиданно свалившихся на голову проблем. Больше всего времени он проводил в раздумьях о показаниях топливных датчиков, внезапно накренившихся вправо: подскочивший вольтаж, спровоцировал падение искры и вывод из строя предохранителей нормированной подачи газа. Под мостом, на счет сложившейся ситуации, ничего определенного, не сказали, ограничившись туманной формулировкой о «недостаточной силе выхлопа паров» и «оперативно ведущимися работами с газовым клапаном системы». Дополнительные неприятности доставлял коленвал, казалось, работающий как часы, благодаря намертво приваренным креплениям на задних мостах трансформаторного агрегата. Комбат, неслышно бормотал во сне обрывки повседневных фраз, беспокойно переворачиваясь с боку на бок и обливаясь липким и едким потом.

Для рядовых членов команды, давно перестало быть секретом, что Комбриг изо дня в день ждет важного звонка, готовый мобилизовать все ресурсы трансформатора, даже на сломанном ходу, в любое время суток. Он без конца вертел телефон в руках; ему везде мерещился звук своего мобильного, наконец — то оповещающего о долгожданном входящем вызове, и последующей за ней процедурой спуска газа из переполненных влажным паром системы центрального отопления трансформатора, резервуаров.

Нервное ожидание лидера «Зверо», не лучшим образом сказывалось на боевых и мобилизационных качествах всей группы: Комбат был ее центром и идейным вдохновителем, даже в самую сложную минуту никогда не падал духом, подбадривая свою команду, крепким словечком: «Солидно выстеливает, во как принимается» или «Прорвемся, едрить, это просто пар, а он костей не ломит», ну и наконец «Огонь, мужики, реальный огонь, не успеешь оглянуться по упреешься до мяса».

Во время последних манипуляций с топливным краном, внезапно произошла внештатная ситуация — туго перекрылся подающий газ канал. Многолетний опыт позволил Комбату, в очередной раз проявить решительность и хладнокровие: он звонил, бежал, преследуемый по пятам лютым жаревом; казалось уже что ситуация перейдет за все мыслимые грани и приблизится к катастрофе. От полного фиаско оставался один шаг. Ошпаренный сухими парами вышедшей из строя газоподающей турбины, он успел передать ответственным лицам сообщение о критических неполадках. Благодаря чему, Дежурный на главном пункте управления систем подачи пара Облрайгаза (районной структуры), успел, страшной ценой увеличения значения ручки горелки, остановить утечку перепревшего газа. После инцидента последовало долгое разбирательство, под мостом было осуществлена процедура дисциплинарного наказания ночных тестеров, заключавшегося в ограничении использования излишков газа для паровых процедур в полноприводной системе. Комбат был представлен к высшей награде — медаль вручал председатель совета Главного Парового Управления в центральном здании Облгаза, в столице. Комбат повесил почетную грамоту над двухспальной кроватью в своей казарме, а медаль всегда хранил у сердца — в потайном кармане, на счастье.

Чуткий сон комбата испарился в мгновение ока — пронзительно завыла сирена. Тревога!!! Он немедленно вскочил, и спустя всего три секунды был внизу, спустившись по специальному канату, словно пожарник. Таращенко, Спортмастер, Больных, Протас и Мазов уже были внизу. «Хорошая у меня команда», подумал он одевая специально разработанную одним НИИ, анти — паровую защиту.

-»Таращенко, проверить двигатель» – Комбат в оперативном порядке принялся раздавать указания.

– «Протас, потрогай радиатор и наполни канистры топливом».

– «Больных, открыть капот».

– «Мазов, за тобой проверка топливных датчиков».

– «Ну а для тебя, Спортмастер, у меня есть специальная работенка» – хитро прищурившись, улыбнулся Комбриг. Тщательно протри от конденсата трубы, только сухо-насухо».

– «Таращенко, как закончишь, прозвони человеку» – Комбат, склонился над турбиной, нежно поглаживая соединительные клапаны.

«Человек, не отвечает Комбат» – внезапно погрустневший Таращенко потупив взор, переминался с ноги на ногу.

«Ты все как положено сделал? Строго по регламенту»? – , жадно облизнувшись, строго поинтересовался Комбат.

«Обижаете, Комбриг».

«А ну ка повтори» – несмотря на то, что Комбат на все 100 был уверен в своей команде(это были опытнейшие сотрудники специального секретного подразделения, родившегося в недрах центра управления системами подачи газа и пара в стране), он никогда не упускал случая лишний раз проверить боевые качества каждого члена бригады.

– «Я снял трубку, набрал, позвонил, звонил, отзвонил, зазвонил, прозвонил, перезвонил, вызвонил, названивал, созвонил, дозвонил, » — глубоко выдохнул он, без запинки повторив предложение три раза.

Слова рикошетили словно пулеметная очередь от брони, гулким эхом отдаваясь от стен гаража казармы.

– «Так а теперь давай 4й установочный, по третьему разряду» – наслаждаясь продолжил проверку Комбат.

– «Хууууу…..Выехали, поехали, съехали, отъехали, уехали, ехали, наехали, переехали, заехали, проехали, приехали, доехали, отъехали, объехали, въехали, подъехали…» – Таращенко без труда повторил предложение 2 раза в обычном порядке, и два раза начав с конца.

«Ладно по, машинам» – поднеся огонь зажигалки к лицу, Комбат закурил уже 5ю, с момента пробуждения сигарету.

«Так, мужики пар костей не ломит, поэтому сразу переходим к брифингу». Поступил сигнал о смещении траектории полноприводной подачи газа в топливном резервуаре 156 сектора на целых 40 градусов. Соответственно, управляющий компьютер не смог рассчитать радиус образования конденсата на всех управляющих панелях. Будем надеется, что в этот раз обойдемся без помощи ночных тестеров, и разберемся собственными силами. Протас, а ну поддай газу, расчетное время прибытия в указанный сектор – 5-43-14, у нас и так 3 секунды простоя – Комбат наклонился к водителю, дружески хлопнув того по плечу.

156 сектор, находился прямо по домом 13, на улице Облгаза, на глубине 120 метров. Данный распределительный отдел был построен совсем недавно, поэтому там имелся лифт, что сильно облегчало задачу команде «Зверо» – бесконечные спуски по древним винтовым лестницам выводили из себя даже видавшего жизнь старого Комбрига. Когда ржавая дверь лифта затворилась, Комбат неожиданно вспомнил тревожный ночной звонок – «На Облагаза….На Облгаза…..». Из цепенящего раздумья его вывел остановившейся с со скрежещимся звуком лифт.

– «Выходим, Протас измерить датчики, Мазов включи газометр, Больных приготовить инструмент, Таращенко, Спортмастер на позицию — будем заходить.

– «Показатели в норме, датчик несанкционированного парообразования слегка накренен вправо, конденсат умеренный, температура котлов стабильная» – рапортовал Протас.

– «Мазов, что у нас по газам» — Комбат натягивал противогаз.

  • «Газометр зафиксировал нестабильность в алгоритме нормированной подачи газа, канал перекрыт на 37.94, топливный кран открыт на 4 оборота»
  • – На холостом работает, судя по всему под мостом опять квоту урезают, экономят — Комбат наступил в лужу конденсата под охлаждающими трубами плотно загерметизированным ржавым люком, единственным входом в проблемный сектор.
  • Значит установите значение противогазного фильтра на умеренный уголь, без выпарки. Спортмастер, открывай задвижку, все на позициях – раз, два, три.. пошли.Спортмастер, поднатужившись, всей массой своего худосочного тела налег на паровой рычаг конденсаторной задвижки — издав ржавый скрип люк медленно отворился, освобождая интенсивнейший поток спревшего пара. Несмотря на небольшое отверстие (Спортмастер не позволял люку открыться на распашку, натуго перетянув паровой рычаг), струя конденсата тотчас же сбила с ног Мазова, проделав в его паровой защите дыру размером с крупный банан, и опалив кожу до красного мяса.
  • – Санбат!!! – Взревел Протас, сменяя Больных, на расчетной позиции у опасного люка центра управления топливного резервуара. Страшный грохот от взрыва периферийного распределительного центра нижнего узла тепловых коммуникаций, оглушил оперативно докладывающего по рации Комбрига: «Передаю срочное сообщение, код 1012, Облгаза 13, сектор – 5-43-14, давление пара выше 70, превышен порог мощности конденсатора, 400 требую незамедлительного вмешательства третьего отдела Ночных тестеров. Повторяю, код 1012, Облгаза 13, сектор – 5-43-14, давление пара выше 70, превышен порог мощности конденсатора, 400 требую незамедлительного вмешательства третьего отдела Ночных тестеров».»Повторяю…» Внезапность серьезнейшего сбоя системы, не застала врасплох видавших виды команды профессионалов своего дела. Дав криком выход боли, Протас отполз к левостороннему от конденсаторной задвижки щитку, где над ним склонился Больных, неофициальный медбрат группы смельчаков. Спортмастер и Мазов, сбив предохранители над чрезвычайной системой управления газо — парового аггрегата, всеми силами удерживали промышленный коленчатый вал, деформировавшийся в связи с нештатной подачей газа по всем трубам и распределительным узлам злополучного отсека. Из-за выступа в стене доносилось напряженное пыхтение Таращенко, который согласно регламенту занимался обеспечением вентиляции над рабочим отсеком всего 5-43-14 сектора.
  • – Похоже тут дело в древней парообеспечительной системе — самоуправляющейся установке времен райпотребгаза. Это устройство может сработать и спустя 200 лет. Глубина — 15метров, погрешность радара 1-2 метра. Для полноты картины требуется измерить мощности сканирования ночных тестеров. Скорее всего придется использовать мощный ионизирующий заряд. Цепная реакция вызовет взрыв, который ликвидирует незаконно функционирующую древнюю паровую систему.
  • – Это самые последние показания газометра и радара? – Комдив оторвался от рации и серьезно посмотрел на Мазова. Я понимаю ты бы хотел решить проблему раньше. Надеюсь виновата твоя память, а не банальная лень. Не забывай, по регламенту, до 15 метров необходимо установить дистанционный бур — и только в случае неудачи, вызывать упорядоченный взрыв газа.
  • Я не сомневаюсь в твоей преданности делу топливных датчиков, Комбриг, но те же правила говорят о немедленной эвакуации спецподразделения в случае сильного упора вправо стрелки датчика вентиляции — показатель — 79 — вмешался Таращенко.Комбриг удивленно взглянул на Таращенко. Еще никто и никогда не мог вот так перечить, и оспаривать решения.Тревожный позывной главной рации разрядил паузу внезапно возникшего делового напряжения.
  • Красный свет на станции, срочный вызов из отдела ночных тестеров, важное сообщение, тихо! – зашипел Комдив.Срочное сообщение, передает отдел ночных тестеров, код 2156 hg 12, сигнал тревоги красный, – сквозь шум парного выхлопа захрипел отсыревший динамик, повторяю срочное сообщение, передает отдел Ночных тестеров, код 2156 hg 12, сигнал тревоги красный, повторяю сигнал тревоги красный! Небольшой группе немедленного реагирования подразделения ZVR, проследовать в подсектор 5-43-14, обнаружить скрытый пульт управления конденстарной установки и привести его в действие. Передаю координаты: подсектор 5-43-14, четвертая автономная рубка, третий коврик слева, десятая кабинка от выхода, снизу от второго стульчака, повторяю, подсектор 5-43-14, четвертая автономная рубка, третий коврик слева, десятая кабинка от выхода, снизу от второго стульчака, повторяю….

В связи с нештатной ситуацией возможно ожидает прибытие человека, повторяю…..

Сквозь громоподобный шум прорвавшегося на волю пара и без конца повторяющегося сообщения, словно из тьмы доносился металлический голос предрассветного абонента — на облгаза, на облагаза, на облгаза…..

По взгляду предводителя сразу все стало понятно — эта миссия будет сложнейшей, и немногие смогут вернуться в казарму.

  • Спортастер и Таращенко, вы пойдете со мной, Мазов и Больных остаются сдерживать коленчатый вал. Нет времени медлить. Судьба всего сектора только в наших руках.
  • Прогнозируемые показания датчика давления на коленчатом вале не добавляют оптизма — надо быть готовым к тому что возможно придется перекрывать выхлопной клапан коленвала, держась только на мясе. Но в данной ситуации — это ваш непосредственный долг и почетная честь доказать свою преданность общему для нас делу топливных датчиков. Нам же предстоит найти тайный пульт конденсаторной установки сектора и неизвестно каким способом включить древний райпотребгазовский механизм. Увидимся мы ли вновь с вами — зависит от информации которую своевременно сможет предоставить отдел по контролю за автономными паровыми образованиями. Я хочу верить что ночные тестеры держат ситуацию под полным контролем — с застывшей безликой маской на лице прокричал Комбат. Внезапный срыв клапана на первом паровом трансформаторе одного из топливных резервуаров, высокочастным свистом изменил бархатный голос Комбрига на скрипящий металлический скрежет, отдаленно напоминающий человеческую речь. Из глубин перегружженого шума до Комдива несколько раз отчетливо донесся голос бессоного абонента: «На Облгаза….На Облгаза»

Добавить комментарий