Мозг не различает сон и реальность

 

В эксперименте участвовали люди, практикующие управляемые сны.
 
Когда нам что-то снится, в мозге наблюдается та же самая активность, как если бы события сна происходили наяву.

Что бы мы ни делали во сне: танцевали, прыгали, летали и пр. — наш мозг воспринимает это так же, как если бы мы занимались этим в действительности.

К такому выводу пришли исследователи из Института психиатрии Общества имени Макса Планка в Мюнхене (ФРГ), изучив активность мозга спящих людей. Задача оказалась не такой простой и очевидной, какой кажется на первый взгляд: чтобы получить достоверные результаты, пришлось найти добровольцев, искушённых в управляемых сновидениях.

Исследовать нейрофизиологию сновидений — дело нелёгкое. Во-первых, мы не всегда помним, что именно нам снилось. Во-вторых, как сопоставить активность мозга с тем, что происходило во сне? Для этого нужно, чтобы человек одновременно и спал, и сообщал экспериментатору, чем он во сне занимается. Задача была бы неразрешимой, если бы не феномен управляемого сна. Такие сны не редкость, их видит половина человечества. Главная особенность феномена в том, что человек во время сновидения понимает: это ему снится, — и может до какой-то степени сознательно контролировать свои действия во сне. Такое случается нерегулярно, но с помощью тренировок можно получить над своими снами больший контроль.

Исследователи предложили шести людям, практикующим управляемые сны, поучаствовать в эксперименте. Им должно было присниться, что они сжимают левую или правую руку. Если добровольцы впадали в управляемый сон, им следовало подать знак движением глаз. Спать они должны были, разумеется, в фМРТ-сканере, с помощью которого учёные собирались следить за активностью мозга.

Как пишут исследователи в журнале Current Biology, только двоим из шестерых действительно удалось увидеть управляемый сон в условиях эксперимента. Тем не менее с помощью пары других участников удалось показать, что активность моторной коры, отвечающей за правую или левую руки, во время снящегося движения была такой же, как если бы человек бодрствовал и сжимал руку не во сне, а наяву. Сновидение — это не кино: в восприятии сна участвует весь мозг, а не только зрительный анализатор.

Но почему же мы тогда действительно не прыгаем и не бегаем, когда видим соответствующий сон? Исследователи говорят, что во сне молчит область мозга, отвечающая за принятие решений — например, за решение сжать руку. И, скорее всего, именно поэтому активность моторной коры, отвечающей за собственно движения, не реализуется. И из-за этого те, кто видит управляемый сон, осознают, что они находятся во сне. Поэтому говорить, что мозг не различает сон и явь, можно лишь до известной степени.

 

Мундриевская Инна Борисовна

Мундриевская Инна БорисовнаМУНДРИЕВСКАЯ

Инна Борисовна

родилась в России, в городе Тула. Окончила Днепропетровский государ­ственный медицинский институт в1962 году по специальности врач-терапевт.

В Бердянске проживает с 1966 года. С 1972 года по 2005 год была препода­вателем в Бердянском медучилище.

Печаталась на страницах местных газет, в Киевском альманахе, в сбор­нике поэтов «Русского собрания» «Три страницы о любви».

Участница хора ГДК «Вдохновение», член правления «Русского собрания».

 

Инна Борисовна всю свою жизнь спасает людей от ран, болезней и равнодушия.

Жизнь её переполнена гуманным отношением к окружающим. Возглавляла сельскую больницу в Кирово­градской области, работала на скорой помощи, в Бердянском медучилище. Но и на пенсии продолжает служить людям - теперь уже врачует их души.

Пишет высоконравственные стихи, поёт в хоре городского Дворца культуры «Вдохновение», более десяти лет принимает активное участие в работе «Русского собрания»: читает стихи, готовит содержательные ин­формации о поэтах и писателях.

За что бы ни бралась Инна Борисовна - всё делает вдохновенно, с большим желанием, одухотворяя дело светом своей горячей души, поэтому и стихи поэтессы глубокие по содержанию, лиричные, напевные. Талант­ливый бердянский композитор В. Кирса с удовольствием их перекладывает на музыку, это: «Дар жизни», «Счастливый век», «Кружева»и др. Они вошли в его стихотворный сборник.

Инна Борисовна полна новых замыслов: «Жизнь продолжается, и я верю: будут ещё у меня новые работы!»

Раиса ЧАБАН.

Молодому поэту

Ты пару строк случайно срифмовал

И уж решил: да, я поэт от Бога!

Но не спеши влезать на пьедестал, -

Сей крест дано нести, увы, не многим.

Сей тяжкий крест. А знаешь, мальчик мой,

Что впереди сплошь терниев колючки:

Легко не дастся светлый и прямой,

Родной язык, свободный и могучий.

Немало будет маятных ночей

И небом данных звездных озарений,

Немало будет суетных речей:

«Какой поэт!» И ложных уверений.

Не верь пустым хвалам. Трудись! Ты - вечный раб

На рудниках серебряных созвучий!

Вдруг кажется тебе: талант твой слаб,

Творят другие радостней и лучше.

Трудись! И будет ночь и звездный водопад

Тебя одарит сказочным потоком,

Слова послушно выстроятся в ряд,

В них будет смысл, таинственный, глубокий.

Природа вылечит, вернет огонь души,

И веру, и надежду возрождая.

Тогда бери перо, пиши, пиши,

Потемки мира словом освещая!

Стихи

Я верю -верь и ты

Элегия

Приглашение в Париж

Гороскопы

Росток

Кружева

Ариадна

Воспоминание

Память

Желтый лист заметают метели...

Путь к поэзии

Цветаевой

Пейзаж

Бессонница

Река забвенья

Наш Пушкин

 

 

 

 

 

 

 

Петр Демьянович Успенский. Совесть: поиск истины

Скачать

"О" (так члены кружка Успенского называли его между собой) не было какого-либо неуважения к учености или к желанию получить доступ к знанию. Сам "прожорливый", но разборчивый читатель, Успенский в шестилетнем возрасте впервые прочитал Тургенева, что является ярким доказательством выдающегося таланта, уже проявившегося в раннем возрасте.
К двенадцати годам он "проглотил" большую часть доступной для него литературы по естествознанию и психологии. К шестнадцати годам, по его собственному свидетельству, он решил не получать никакой официальной ученой степени, а сконцентрировать свое обучение на тех аспектах знания, которые были вне и над традиционными областями обучения. "Профессора убивают науку", - говорил он - "так же, как и священники убивают религию". Он чувствовал, что ни одна из официальных наук не шла достаточно далеко в исследование других измерений, которые, конечно же существовали. Они остановились, как говорил Успенский перед глухой стеной.
Последующее нежелание Успенского зависеть от книги как средства передачи знания было основано на двух главных идеях, неотделимых от системы, которой он учил. Во-первых, это была важность работы над своим собственным развитием вместе и через школу или организованную группу. Философия Успенского была основана на идее того, что человек является машиной, продвигающейся через свое существование в спящем, механическом состоянии. И для того, чтобы реализовать свой потенциал, ему следует пробудиться через дисциплинирующую попытку постоянно помнить себя. Самовоспоминание является трудным процессом, требующим последовательных усилий в определенном порядке. И вознаграждением является приобретение объективных знаний с помощью школы через самоизучение, контроль и трансформацию негативных эмоций. Это есть пробужденное состояние в котором человек, освобожденный от "сна наяву" будет способен видеть высшую реальность ("эзотерическое знание"), невидимую ему на его обычном неразвитом уровне бытия.

 

Подробнее...