Оптическое ОП-АРТ

ОП-АРТ (англ. Op-art – сокращенный вариант optical art – оптическое искусство) – художественное течение второй половины 20 века, использующее различные зрительные иллюзии, основанные на особенностях восприятия плоских и пространственных фигур. Течение продолжает рационалистическую линию техницизма (модернизм). Восходит к так называемому "геометрическому" абстракционизму представителем которого был В. Вазарели (с 1930 по 1997г.работал во Франции) – основоположник оп-арта. Возможности Оп-арта нашли некоторое применение в промышленной графике, плакате, оформительском искусстве. Направление оп-арта (оптического искусства) зародилось в 50-е годы внутри абстракционизма, хотя на сей раз иной его разновидности – геометрической абстракции. Его распространение как течения относится к 60-м гг. XX в. Первые опыты в области Оп-арта относятся к концу XIX в. Уже в 1889 г. в ежегоднике "Das neue Universum" появилась статья об оптических иллюзиях немецкого профессора Томпсона (Thompson), который используя чёрно-белые коцентрические окружности создавал впечатление движения на плоскости: колёса на рисунках Томпсона "вращаются" и круги "переливаются". Но это было более научное исследование особенностей зрения, нежели искусство. В 1955 г. в Париже оп-арт экспонировала в своей галерее Denis Rene. Но всемирную известность оп-арт получил в 1965 г. Вазерелли "арлекин"после Нью-Йоркской выставки "Чувствительный глаз" (The Responsive Eye) в музее современного искусства. На выставке «Арте-Фиера–77», проходившей в 1977 году в Болонье, в изобилии

Подробнее...

Питание и половая функция

 Бытует мнение, что мясная пища способствует повышению половой потенции у мужчин. В действительности же, она усиливает половое влечение, но на качественные показатели половой функции действует отрицательно.

Пища в желудочно-кишечном тракте — в результате процессов обработки пищеварительными ферментами — распадается на составные элементы, представляющие собой нейтральные соединения и слабые кислоты и щёлочи. Часть этих веществ быстро разрушается и выводится из организма. А оставшиеся могут оказывать окисляющее или ощелачивающее влияние на кислотно-щелочное соотношение внутренней среды организма (крови, межклеточной жидкости и т.д.). По этому принципу все пищевые продукты принято делить на «кислотные», «щелочные» или «нейтральные». Причём отнесение пищевых продуктов к одной из этих групп зависит не от их исходного рН, а от рН тех веществ, в которые они превращаются в организме.

Если окисляющее или ощелачивающее влияние на внутреннюю среду организма незначительно и кратковременно, то кислотно-щелочное равновесие легко восстанавливается специально для этого существующими так называемыми «буферными системами», которые путём особых химических реакций переводят активные кислоты или щёлочи в другие соединения. Но если длительно питаться продуктами, дающими значительное смещение кислотно-щелочного соотношения в одну сторону (кислотную или щелочную), то буферные системы уже не могут справляться полностью со своими функциями. Причём опасен именно длительный сдвиг этого соотношения в кислотную сторону. В норме же для обеспечения правильного обмена веществ в тканях тела должна поддерживаться слабощелочная среда.

Подробнее...

Рамеш Балсекар – От сознания к сознанию

Скачать

Представленные в этой книге письма, написанные Рамешем мне и еще одному ученику, являются не только великолепным изложением его учения как такового, - они также прекрасно отражают чрезвычайно важный, но очень тонкий аспект его учения - отношения между гуру и учеником. Само написание писем представляет собой форму основанной на Любви связи гуру с учеником. По сути, отношения эти с точки зрения гуру носят безличностный характер. Рамеш так рассказывает об этом применительно к своему собственному гуру: «Маха-радж неоднократно подчеркивает, что его слова адресованы не какой-либо индивидуальной сущности, а Сознанию. Слова возникают в Сознании и адресованы Сознанию» (из книги «Знаки на пути от Нисаргадатты Махараджа»).

Поскольку письмо всегда адресовано какому-либо индивидууму, то здесь кроется парадокс. Однако для гуру здесь нет противоречия, поскольку он рассматривает получателя письма как Сознание, а не как кого-либо, отличного от него самого. И когда письма гуру оказываются опубликованными (что в случае с джняни бывает исключительно редко), именно по той причине, что это письма, в них присутствует особый шарм, связанный с теплотой близости, которую вряд ли можно ожидать в более официальных работах, написанных специально для опубликования.

Таким образом, Рамеш не только раскрывает перед нами детали своих отношений с гуру и в своем характерном стиле рассказывает истории (они не только интересны и поучительны, но и увлекательны) о своих отношениях с учениками, но он также, проявляя терпение и сострадание, отзывается на нужды своих корреспондентов.