Трансформация любви: вина и ее производные

Автор: Майер Елена.

 


Преображение любви, ее перерождение в чувство более высокого качества, осуществляется, как я уже писала, посредством искоренения вины. Если консеквентно исключать вину из своей повседневной жизни, то в результате усиливается способность любить, а с ней совершенствуется вся жизнь, поскольку любить - главная задача инкарнации.

На мой взгляд, искоренение вины  не может осуществляться методом всепрощения, поскольку прощение все же исходит из того, что вина есть. Я же считаю, что человечество доросло до понимания, что вины как таковой вообще не существует, а есть ответственность, которую каждый из нас несет за свои действия, явные и скрытые, причем независимо от того конфронтируют нас с этой ответственностью или нет. Нам не нужен никто, кто бы пальцем указывал нам на наши проступки. Жизнь сама это сделает, потому что в интересах каждой отдельной души осознать где и когда она отклонилась от своего стремления к любви.

Таким образом все, что происходит в этом мире (пусть даже в это иногда бывает невероятно трудно поверить), происходит со смыслом и служит духовному развитию как каждого отдельного человека, так и человечества в целом. А если так, то понятие вины в такую мировозренческую модель не вписывается.

Вина может существовать только в рамках модели провозглашающей, что судьба человека складывается исключительно из его рациональных решений и намерений, которым однако можно помешать в реализации, что делает вину потенциально возможной. В такой модели разум и случай – вот две главные инстанции, управляющие судьбой человека. Цель человеческого существования заключается таким образом в том, чтобы разумом подчинить себе случай. Однако разумом не охватить весь спектр задач, которые инкарнация ставит перед душой. Полагаясь исключительно на свой разум, мы предлагаем вести себя проводнику, не знающему местности.

Если же верить, что человеческая жизнь имеет свое предназначение, стоящее выше его кратковременных планов и амбиций (некий План над планом), предназначение, которое так или иначе связанно с любовью, к которому можно приблизиться только интуитивно, а все, что мы переживаем, как раз этой цели и служит, тогда вина как понятие себя исчерпывает.

Как может человек быть перед нами виноват, если все что с нами происходит (и что как раз его участие делает возможным) идет нам на пользу? В чем тогда заключается его вина перед нами?

От любви до ненависти ли?

Если опросить людей, задав им вопрос, что они считают антонимом любви, большинство ответит – ненависть. Естественно, мы не можем любить того, кого ненавидим. Но почему только ненависть? Разве мы любим тех, на кого обижаемся, кому завидуем или кого презираем?

Любви можно противопоставить гораздо больше, чем такое достаточно редкое явление в повседневной жизни как ненависть. Тем более что за неневистью кроется другое, гораздо более глубокое и распространненое чувство, которое как раз и мешает любви раскрыться.

Уолш считает, что таким чувством является страх. Он пишет в „Беседах с богом“:

„Каждая человеческая мысль и  каждое человеческое действие  основаны или на любви, или на страхе. Это все, что мотивирует человека, и все другие идеи являются производными этих двух. Все остальное - просто различные вариации, различные обработки одной и той же темы."

Я могу с этим согласиться. Но в процессе своей работы над концептом трансформации любви для меня выкристаллизовалось, что более точный антоним любви, чем страх, вина. Вина первична. Вина пророждает страх. Хорошей иллюстрацией этому является грехопадение Адама и Евы.

(Тут нужно добавить, что я разделаю между инстинктивным, животным страхом, изначально в человеке заложенным с целью самосохранения и психологическим страхом, нарабатываемым в процессе мышления. Когда я говорю, что вина порождает страх, то имею в виду психологический страх, а не страх инстинктивный, такой как страх перед болью, резкими движениями или громкими звуками.)

Таким образом по концепту трансформации любви  противоположностью любви является вина. Именно поэтому отказ от вины, ее постепенное исключение из своей жизни, совершенствует нашу способность любить, что в итоге делает нас более счастливыми и удовлетворенными жизнью.

Вина и планирование

Сами того не замечая мы ежедневно намечаем для себя свой жизненный маршрут, строим планы, мысленно структурируем свое будущее. Планируем ли мы связать свою жизнь с определенным человеком или отдохнуть после работы в домашней обстановке, все это планы, которые мы строим. Человеку необходимо знать, куда жить. Он постоянно намечает или корректирует свой жизненный курс на пути к счастью. Иногда это происходит осознанно, а иногда мы даже не замечаем, как делаем выбор, выбираем курс.

Когда кто-то мешает нам в реализации  намеченного плана (пусть даже этим человеком являемся мы сами), зарождается вина, а с ней страх перед неопределенностью.

Производные вины

Вина, как противоположность любви, весьма многолика. Не всегда очевидно, что в корне таких привычных нам чувств как обида, ревность, зависть, осуждение, сожаление или стыд, лежит именно она.

Ведь что такое обида?

Обида – это вина, накладываемая нами на другого за то, что он помешал осуществлению нашего намеченного плана, например пригласил гостей, когда мы планировали отдохнуть в уединении. Мы виним и в следствие этого обижаемся.

Что такое ревность?

Ревность – это вина (возникшая на почве реальной ситуации или воображаемой), накладываемся нами на человека, которого мы включили в свой план на будущее (с его или без его согласия) за то, что он готов (как мы знаем или как нам кажется) оставить наш план в пользу своего личного, в котором мы не учавствуем в желаемой роли.

Что такое зависть?

Зависть - это вина, накладываемая нами на другого за то, что он осуществил наш план-утопию, живет нашей мечтой, чем вынуждает нас чувствовать себя рядом с ним неполноценными.

Что такое осуждение?

Осуждение – это вина, накладываемая на человека за то, что он живет не так, как нам хотелось бы, как мы считаем правильным, в несоотствествии с тем планом, который мы для него предусмотрели. Осуждение может перерасти в презрение.

Что такое сожаление или стыд?

Сожаление или стыд – это вина, взятая на себя (чувство вины) за то, что мы отклонились от „правильного“ пути. Разница между сожалением и стыдом в том, что сожаление возможно без самоедства и самобичевания, а стыд – нет.

Любое из этих чувств возможно в сочетании с другим. Что касается ненависти, то она является возможным суперлативом любого их перечисленных чувст, то есть ненависть может развиться как на почве зависти, так и ревности, обиды и т.д.

Трансформация любви преполагает не подавление этих чувств, что было бы контрпродуктивным, а работу с лежащей в их корне виной. В результате открывается новое видение ситуации, которая теперь может быть использована для развития и совершенствования любви.

 

Влияние новых технологий на искусство

Робот рисуетИсторические вехи в истории современного искусства и технологии широко известны на западе и информацию о них можно легко найти в центрах медиа-искусства, публичных библиотеках, университетах и академиях искусства. В России эта важнейшая информация просто отсутствует, что при изучении влияния новых технологий на искусство провоцируют трудности. Актуальность данной темы очевидна, т.к. и искусство и наука являются неотъемлемыми и необходимыми сферами в жизни каждого человека.

Данная работа имеет цель выяснить особенности влияния новых технологий на искусство, рассмотреть специфику взаимодействия искусства и науки, продуктом которой являются новые технологии, на современном этапе и дать характеристику результатам взаимодействия новых технологий и искусства.

Подробнее...

Трансформация любви: шаг из зоны комфорта

Представим себе следующую замечательную картину – бильярдный стол, а на нем разноцветные шары, но нет ни игрока, ни кия.

Шары обладают сознанием и сами стремятся попасть в лузы (предположим, что луз больше шести, для каждого шарика - своя), потому что в лузах комфортней всего существовать и нет ничего лучше, чем висеть в лузе, покачиваясь как в гамаке.

Каждая луза также индивидуальна, как шарик, к ней спешащий. Даже очень-очень близкие по цвету шарики не делят одну лузу на двоих. Их лузы могут быть разположены рядом и путь к ним может во многом совпадать, но все же в итоге у каждого своя личная луза.

На пути к лузе с шариком может приключится много непредвиденного, но неизбежного. Так, например, шарики обязательно будут сталкиваться между собой и от этого столкновения отлетать в сторону.

Далее не стоит забывать, что шарики хоть и обладают сознанием, но все же не особо понимают, где же она - их луза.

Трансформация любви подразумевает преодоление вины и чувства вины. Именно вина скрывается за каждой житейской ситуацией, мешающей нам любить и совершенствоваться в любви. Именно вина переключает наше внимание с тех, кого стало сложно любить, на тех, кого любить проще. Пока тех, кого было просто любить, не станет любить сложнее. Вина заставлаят нас прыгать от объекта к объекту в поисках легкой любви. Она не мешает нам любить так крепко и интенсивно, как мы на это способны.

Но откуда вина берется? Почему мы виним?

Вернемся к шарикам. Люди хотят быть счастливыми. Счастье у нас ассоциируется с состоянием, в котором нам комфортно. Для кого-то это состояние, когда все хорошо и гладко, спокойно и солнечно, приятно и радостно. Другому комфотно, когда его переполняют эмоции, жизнь бьет фонтаном, ничего не стоит на месте, все в движении, жизнь полна лихих авантюр и вызовов.

Чем жестче человек разделяет между „нравится“ и „не нравится“, тем основательней он определяет для себя зону своего комфорта и тем последовательнее будет избегать всего, что находится вне зоны его комфорта. В рассказе Чехова „Человек в футляре“ замечательно проиллюстрирован мужчина, пойманный в зоне своего комфорта, а также тщетность посторонних попыток его из нее вызволить.

Зона комфорта в примере с бильярдом – это луза, к которой стремится шарик. Под этим стремлением подразумеваются наши планы и намерения относительно ближайщего или дальнейшего будущего. Когда проектория нашего движения к зоне комфорта пересекается с линией движения к комфорту другого человека, происходит столкновение, в следствие которого одного из нас или обоих отбрасывает назад. Именно в такой момент зарождается вина. Мы виним человека в том, что он помешал осуществлению нашего намерения, сбив нас с пути к счастью.

Для наглядности  мне бы хотелось привести в пример дзэнскую притчу , рассказанную Лин-Чи :

„Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там.

Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплёскивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моём Пути.

В эту тихую ночь я подошёл к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил:

— Эта лодка тоже пуста.

На самом деле вины нет. Лодка пуста. Просто люди в поисках счастья и комфорта переодически сталкиваются и мешают друг другу продвигаться по заранее намеченной линией, что однако хорошо, поскольку это позволяет преобретать жизненный опыт, делает возможным самопознание, самосовершенствование и настоящее счастье, не привязанное к зоне комфорта. Счастье – как ядро шарика, которое всегда с нами, куда бы мы не двигались и с чем бы не сталкивались.

Однако, кто вину ищет, тот ее, безусловно, найдет. Так, например, можно сказать, что в поведанной нам притче, конечно же, есть виноватый, а именно тот, кому пренадлежит лодка и кто ее плохо привязал к берегу. А если она никому не принадлежит, то все-равно кто-то же ее сделал, приволок туда, бросил…

Когда мы в нашей повседневной жизни сталкиваемся с виной, хорошо бы помнить о том, что это столкновение естественно и постараться сделать лучшее из ситуации вместо того, чтобы утопать в гневе и возмущении. Король умер, да здравствует король! Одно намерение потерпело крах, да здравствует новое намерение!

Для того же, чтобы для нас стало естественным приспосабливаться таким образом к жизни, к нашему здесь и сейчас, нужно почаще добровольно покидать свою зону комфорта, как это пытался сделать человек в футляре, но чему Чехов не позволил, в буквальном смысле, увенчаться успехом.

Чем чаще мы будем покидать зону своего комфорта, тем самым ее расширя в идеале до безграничности, тем меньше нас будут пугать описанные здесь столкновения и тем незначительней станет такое значимое во все времена понятие для человечества как вина. И тогда - полный вперед для любви!

Одиночество – путь к успеху

 

Стадное мышление возвращается: как с ним бороться?

Одиночество вышло из моды. Наши компании, наши школы и наша культура увлечены идеей, которую я называю новым шаблонным мышлением – идеей, что творческое мышление и интеллектуальные достижения имеют до странности стадную природу. Большинство из нас теперь работают в команде с другими людьми, в офисах, где нет стен между кабинетами, мы работаем на руководителей, которые превыше всего ставят навыки работы с людьми. Одинокие гении – вне игры. Совместная работа – на коне.

Но в этой концепции есть одна проблема. Исследования убедительно показывают, что люди более креативны, когда у них есть возможность побыть наедине и когда их не отвлекают. А во многих сферах самые-самые креативные люди зачастую оказываются интровертами – это следует из работ психологов Михая Чиксентмихайи и Грегори Фейста. Да, они в достаточной мере экстраверты, чтобы обмениваться идеями и продвигать их, но себя они видят как независимых индивидуалистов. Они по природе не склонны вести себя общительно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подробнее...