Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание

Скачать

О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира

К постановке проблемы

Пытливая, ищущая мысль человека, проникая со все возрастающей страстью и успехом в глубины мироздания, познает материальный мир в его бесконечно­сти — в большом и малом, постигает строение атома и Вселенной, решает одну за другой проблемы, которые на каждом шагу ставит перед ней природа. Эта пытли­вая, ищущая мысль человека не могла не обратиться и на самое себя, не могла не остановиться на вопросе о взаимоотношении мышления и природы, духовного и материального. Это основной вопрос философии. Различное его решение разде­ляет идеализм и материализм — главные направления, борющиеся в философии. Теоретическая значимость этого вопроса очевидна.

Но вопросы большой теории, правильно поставленные и верно понятые, — это вместе с тем и практические вопросы большой значимости. По-настоящему ви­деть крупные теоретические проблемы — это значит видеть их в соотношениях с коренными вопросами жизни.

Вопрос о связи психического с материальным, о зависимости психического от материальных условий — это вопрос не только о познаваемости, но и об управляе­мости психических процессов. Решение вопроса о зависимости того или иного протекания психических процессов от объективных условий определяет пути формирования, направленного изменения, воспитания психологии людей. Пра­вильно поставленные вопросы познания мира в конечном счете связаны с задача­ми его революционного преобразования. Подробнее...

Путь к поэзии

*    *    *

О, как страшен бывает порой белый лист

На столе моего одиночества!

Не приемлет он молча весны птичий свист,

Шелест трав и слепые пророчества.

Я прикована рабски к слияниям рифм,

Я — в бореньях с бумагою белою,

Вдохновенье! Неси же на крыльях своих

Неуверенную и неумелую!

Чтоб услышать, как дышат живые листы,

Чтоб увидеть мне слово незримое,

Так построй же из радуг живые мосты,

О поэзия неуловимая!

 

Путь к поэзии

Тороплюсь я к друзьям, тороплюсь и несу

Ту тетрадь, где с отцом я в осеннем лесу,

Где прибой и рассвет, где восторг бытия.

Я вам душу несу, принимайте, друзья!

Подбираются рифмы под стук каблука,

И рождаются строчки, сырые пока.

Но поэзии светлый и сладостный лик

Вдруг мелькнул и пропал за углом в тот же миг.

До нее далеко, далеко мне идти...

Не растратить бы силы и душу в пути,

Не свернуть на избитый проторенный шлях,

Что ведет прямо в пошлости серый овраг.

Я иду, и в сиянии долгого дня

Вдруг поэзия снова поманит меня?

 

 

Мундриевская Инна Борисовна

Живопись Древнего Египта. Искусство древнего Египта

Nenkheftka.jpgТалант египтян ярче всего проявился в различных видах искусства. Росписи получили широкое распространение еще при изготовлении герцейской керамики, декор которой, имеющей преимущественно светский характер, включает изображения лодок, растений, зверей и птиц и изредка людей. Древнейшие образцы рельефной скульптуры появились, скорее всего, немного позже - на сланцевых пластинах, служивших для растирания весьма популярной черной краски для глаз. В дальнейшем росписи и рельефная скульптура превратились в тесно связанные между собой виды искусства. В усыпальницах и храмах времени правления IV, V и VI династий, когда эти искусства достигли высокого уровня развития, художники при создании своих произведений часто использовали оба приема в сочетании. Все рельефы эпохи Древнего царства были раскрашены, а росписи на плоской, лишенной вырезанного изображения поверхности еще долгое время выполнялись сравнительно редко.

Хотя сюжеты рельефов в гробницах Древнего царства, как и росписи на керамике предшествующей эпохи, имеют светское содержание, их назначение несомненно связано с религией. На них представлены сцены земледелия - пахота, сев, жатва, молотьба, засыпка зерна в хранилища, скотоводства, охоты и т.д., и все они были предназначены для того, чтобы обеспечить владельцу усыпальницы вечное приобщение к этим занятиям в загробной жизни. К эпохе Нового царства искусства росписи и рельефа разделились, и ряд фиванских гробниц великолепно украшен живописью по гладкой белой штукатурке, нанесенной на известняковые стены. Техника рельефа теперь применялась лишь в тех усыпальницах, которые вырубались в высококачественном известняке - в царских гробницах Долины царей и в храмах различных богов. До эпохи Рамсесидов росписи фиванских гробниц отличались крайним стилистическим и сюжетным разнообразием и рисуют поразительную картину повседневной жизни; позже они выродились, превратившись в чистые "виньетки", заимствованные из папирусных свитков Книги мертвых и почти никак или вовсе не связанные с личностью заказавшего их владельца усыпальницы.

Подробнее...