Гроф Станислав - Величайшее путешествие: сознание и тайна смерти

Картинка 2 из 211

Скачать

Трудно представить себе более универсальную и лично значимую для всех тему, чем смерть и умирание. На протяжении своей жизни все мы теряем родственников, друзей, учителей и знакомых, а в финале остаемся наедине с необходимостью собственного биологического конца. Ключевая мысль Грофа состоит в том, что опыт смерти и возрождения – «величайшее путешествие», которое ждет каждого из нас – сам является средством исцеления. Это путешествие рассматривается в книге со всех возможных сторон: исторической, теоретической, терапевтической, научной и философской. В книге дается подробный обзор исследований человеческого сознания, которые революционизировали понимание смерти и умирания, а также открыли новые подходы в работе с умирающими.

1. Шаманизм: архаичная техника экстаза

2. Обряды перехода: смерть и новое рождение в ритуальном преображении

3. Древние мистерии смерти и возрождения

4. Смерть и возрождение в главных мировых религиях

5. Посмертное путешествие души: действительность или вымысел?

6. Книги мёртвых: учебники жизни и смерти

7. Взгляды различных культур на природу реальности и сознания

8. Измерения сознания: новая картография человеческой психики

9. Сознание на пороге смерти

Подробнее...

Дегуманизация искусства и непопулярность нового искусства.

Стиль, который вводит нечто новое, в течение какого-то времени просто не успевает стать народным; он непопулярен, но также и ненароден. Вторжение романтизма, на которое можно сослаться в качестве примера, как социологический феномен совершенно противоположно тому, что являет искусство сегодня. Романтизму весьма скоро удалось завоевать "народ", никогда не воспринимавший старое классическое искусство как свое. Враг, с которым романтизму пришлось сражаться, представлял собой как раз избранное меньшинство, закостеневшее в архаических "старорежимных" формах поэзии. С тех пор как изобрели книгопечатание, романтические произведения стали первыми, получившими большие тиражи. Романтизм был народным стилем par excellence. Первенец демократии, он был баловнем толпы. Напротив, новое искусство встречает массу, настроенную к нему враждебно, и будет сталкиваться с этим всегда. Оно не народно по самому своему существу; более того, оно антинародно. Любая вещь, рожденная им, автоматически вызывает в публике курьезный социологический эффект. Публика разделяется на две части; одна часть, меньшая, состоит из людей, настроенных благосклонно; другая, гораздо большая, бесчисленная, держится враждебно. (Оставим в стороне капризную породу "снобов".) Значит, произведения искусства действуют подобно социальной силе, которая создает две антагонистические группы, разделяет бесформенную массу на два различных стана людей.

По какому же признаку различаются эти две касты? Каждое произведение искусства вызывает расхождения: одним нравится, другим - нет; одним нравится меньше, другим - больше. У такого разделения неорганический характер, оно непринципиально. Слепая прихоть нашего индивидуального вкуса может поместить нас и среди тех и среди других. Но в случае нового искусства размежевание это происходит на уровне более глубоком, чем прихоти нашего индивидуального вкуса. Дело здесь не в том, что большинству публики не нравится новая вещь, а меньшинству - нравится.

Подробнее...

Вера...Поверь в мечту.

Ночь на землю опустилась,
Звезды в небе разожгла.
Снова мне мечта явилась
У зажженного костра.
Села рядом потихоньку,
Начала под треск углей
Мне нашептывать легонько...
Я записывал за ней.
Слушал я что будет дальше
И спросил мечту тогда:
Расскажи прошу без фальши
Сможешь сбыться ты когда?
И мечта вдруг засияла,
Лес в округе озарив,
А потом она сказала
Звуком чудным в перелив:
Я живу пока ты веришь,
Сбудусь ли, не знаю я,
Скоро это сам проверишь,
Твоя вера - жизнь моя...
Так с мечтою моей чистой
Просидели до утра.
Ночь промчалась очень быстро
У зажженного костра.
И на лист бумаги белой
Я мечту в стихи вписал,
А стихи назвал я Верой,
Снова жизнь мечте я дал...