Питер Рассел - От науки к Богу

Скачать

Книга «От науки к Богу» написана ученым, открывшим для себя глубочайшие истины древних духовных традиций. Между физическим светом и светом разума существует глубокая связь. Данное утверждение является основой новой парадигмы, объединяющей современные методы научного исследования и духовные практики.
Обратившись к светоносной природе своего сознания, человек соприкасается с реальностью. Автор приглашает читателя вступить на этот путь.

Аквариумные рыбки получили контроль над роботами

мир глазами рыбкиКен Ринальдо расширил рыбью реальность, позволив им контролировать роботов и перемещаться по суше в мире людей (иллюстрация с сайта ylem.org).

Зовут этого человека так же, как приятеля Барби. Зовут его Кен, Кен Ринальдо (Ken Rinaldo). Если бы рыбки могли говорить, они сказали бы Кену большое человеческое спасибо. Ведь Ринальдо дал им возможность путешествовать по суше, не вылезая из аквариума. А людям Кен позволяет взглянуть на мир рыбьими глазами.

У американца Кена Ринальдо много интересных проектов, но мы остановимся только на одном, называется он «Расширенная рыбья реальность» (Augmented Fish Reality).

Это интерактивная инсталляция из пяти автоматизированных скульптур, передвигающихся на колёсах в том направлении, в каком хотят рыбки, находящиеся в круглых аквариумах.

Сделана эта инсталляция с не совсем понятной целью. По словам Ринальдо, она нужна для исследования «коммуникаций интер-разновидностей и транс-видов» («interspecies and transpecies communication»).

«Скульптуры позволяют аквариумным рыбкам использовать интеллектуальные хард и софт для перемещения роботов под их контролем», — пишет Ринальдо.

Контроль над роботами Кен доверяет не каким попало рыбкам, а только сиамским бойцовым (Betta Splendens), известным у нас, как петушки. Автор проекта объясняет свой выбор тем, что петушки имеют превосходные глаза, которые позволяют им видеть на большие расстояния вне воды, и видят мир они в цвете.

Подробнее...

Трансформация любви: шаг из зоны комфорта

Представим себе следующую замечательную картину – бильярдный стол, а на нем разноцветные шары, но нет ни игрока, ни кия.

Шары обладают сознанием и сами стремятся попасть в лузы (предположим, что луз больше шести, для каждого шарика - своя), потому что в лузах комфортней всего существовать и нет ничего лучше, чем висеть в лузе, покачиваясь как в гамаке.

Каждая луза также индивидуальна, как шарик, к ней спешащий. Даже очень-очень близкие по цвету шарики не делят одну лузу на двоих. Их лузы могут быть разположены рядом и путь к ним может во многом совпадать, но все же в итоге у каждого своя личная луза.

На пути к лузе с шариком может приключится много непредвиденного, но неизбежного. Так, например, шарики обязательно будут сталкиваться между собой и от этого столкновения отлетать в сторону.

Далее не стоит забывать, что шарики хоть и обладают сознанием, но все же не особо понимают, где же она - их луза.

Трансформация любви подразумевает преодоление вины и чувства вины. Именно вина скрывается за каждой житейской ситуацией, мешающей нам любить и совершенствоваться в любви. Именно вина переключает наше внимание с тех, кого стало сложно любить, на тех, кого любить проще. Пока тех, кого было просто любить, не станет любить сложнее. Вина заставлаят нас прыгать от объекта к объекту в поисках легкой любви. Она не мешает нам любить так крепко и интенсивно, как мы на это способны.

Но откуда вина берется? Почему мы виним?

Вернемся к шарикам. Люди хотят быть счастливыми. Счастье у нас ассоциируется с состоянием, в котором нам комфортно. Для кого-то это состояние, когда все хорошо и гладко, спокойно и солнечно, приятно и радостно. Другому комфотно, когда его переполняют эмоции, жизнь бьет фонтаном, ничего не стоит на месте, все в движении, жизнь полна лихих авантюр и вызовов.

Чем жестче человек разделяет между „нравится“ и „не нравится“, тем основательней он определяет для себя зону своего комфорта и тем последовательнее будет избегать всего, что находится вне зоны его комфорта. В рассказе Чехова „Человек в футляре“ замечательно проиллюстрирован мужчина, пойманный в зоне своего комфорта, а также тщетность посторонних попыток его из нее вызволить.

Зона комфорта в примере с бильярдом – это луза, к которой стремится шарик. Под этим стремлением подразумеваются наши планы и намерения относительно ближайщего или дальнейшего будущего. Когда проектория нашего движения к зоне комфорта пересекается с линией движения к комфорту другого человека, происходит столкновение, в следствие которого одного из нас или обоих отбрасывает назад. Именно в такой момент зарождается вина. Мы виним человека в том, что он помешал осуществлению нашего намерения, сбив нас с пути к счастью.

Для наглядности  мне бы хотелось привести в пример дзэнскую притчу , рассказанную Лин-Чи :

„Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там.

Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплёскивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моём Пути.

В эту тихую ночь я подошёл к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил:

— Эта лодка тоже пуста.

На самом деле вины нет. Лодка пуста. Просто люди в поисках счастья и комфорта переодически сталкиваются и мешают друг другу продвигаться по заранее намеченной линией, что однако хорошо, поскольку это позволяет преобретать жизненный опыт, делает возможным самопознание, самосовершенствование и настоящее счастье, не привязанное к зоне комфорта. Счастье – как ядро шарика, которое всегда с нами, куда бы мы не двигались и с чем бы не сталкивались.

Однако, кто вину ищет, тот ее, безусловно, найдет. Так, например, можно сказать, что в поведанной нам притче, конечно же, есть виноватый, а именно тот, кому пренадлежит лодка и кто ее плохо привязал к берегу. А если она никому не принадлежит, то все-равно кто-то же ее сделал, приволок туда, бросил…

Когда мы в нашей повседневной жизни сталкиваемся с виной, хорошо бы помнить о том, что это столкновение естественно и постараться сделать лучшее из ситуации вместо того, чтобы утопать в гневе и возмущении. Король умер, да здравствует король! Одно намерение потерпело крах, да здравствует новое намерение!

Для того же, чтобы для нас стало естественным приспосабливаться таким образом к жизни, к нашему здесь и сейчас, нужно почаще добровольно покидать свою зону комфорта, как это пытался сделать человек в футляре, но чему Чехов не позволил, в буквальном смысле, увенчаться успехом.

Чем чаще мы будем покидать зону своего комфорта, тем самым ее расширя в идеале до безграничности, тем меньше нас будут пугать описанные здесь столкновения и тем незначительней станет такое значимое во все времена понятие для человечества как вина. И тогда - полный вперед для любви!

Абстракционизм

АбстракцияАбстракционизм (искусство под знаком “нуля форм”, беспредметное искусство) – художественное направление, сформировавшееся в искусстве первой половины 20 века, полностью отказавшееся от воспроизведения форм реального видимого мира. Основоположниками абстракционизма принято считать  В. Кандинского, П. Мондриана и К. Малевича. В.Кандинский создал собственный тип абстрактной живописи, освобождая от всяких признаков предметности пятна импрессионистов и “диких”. Пит Мондриан пришел к своей беспредметности через геометрическую стилизацию природы, начатую Сезанном и кубистами. Модернистские течения 20 века, ориентированные на абстракционизм, полностью отходят от традиционных принципов, отрицая реализм, но при этом остаются в рамках искусства. История искусства с появлением абстракционизма пережила революцию. Но эта революция возникла не случайно, а вполне закономерно, и была предсказана еще Платоном! В своем позднем произведении “Филеб” тот писал о красоте самих по себе линий, поверхности и пространственных форм, независимых от всякого подражания видимым предметам, от всякого мимезиса. Такого рода геометрическая красота в отличие от красоты природных “неправильных” форм, по мнению Платона, имеет не относительный, а безусловный, абсолютный характер.
После 1-й мировой войны 1914—18 годах тенденции абстрактного искусства зачастую проявлялись в отдельных произведениях представителей дадаизма и сюрреализма; вместе с тем определилось стремление найти применение неизобразительным формам в архитектуре, декороративном искусстве, дизайне (эксперименты группы Стиль" и "Баухауза"). Несколько групп абстрактного искусства («Конкретное искусство», 1930; "Круг и квадрат", 1930; "Абстракция и творчество", 1931), объединивших художников различных национальностей и направлений, возникло в начале 30-х гг., главным образом во Франции. Однако широкого распространения абстрактное искусство в то время не получило, и к середине 30-х гг. группы распались. В годы 2-й мировой войны 1939—45 в США возникла школа так называемого абстрактного экспрессионизма (живописцы Дж. Поллок, М. Тоби и др.), развивавшегося после войны во многих странах (под названием ташизма или "бесформенного искусства") и провозгласившего своим методом "чистый психический автоматизм" и субъективную подсознательную импульсивность творчества, культ неожиданных цветовых и фактурных сочетаний. В 60-х гг. как один из вариантов абстрактного искусства развивался оп-арт; вместе с тем в этот период абстрактное искусство как течение теряет свои позиции и вытесняется различными направлениями.

Подробнее...