Рассказы

Сансара

Опубликовано в Рассказы

10.00 утра. Опять будильник напомнил мне про начало очередного ужасного ноябрьского утра, Я поднял похмельную голову и посмотрел, что творится за окном. Погода точь-в-точь соответствовала моему внутреннему состоянию. Серость, мертвые деревья и нависший дождь, словно навечно окутали землю, на которой я живу.

Я попытался вспомнить сегодняшнее число и день, но скорее вспомнил причину моего состояния, и вдруг почувствовал внутри себя не кровь, а яд или горький спирт, который травит меня с момента разлуки. Хоть в одном я сегодня твёрдо уверен: на работу в таком состоянии не ходят. Впрочем, я там уже две недели не появлялся, внешние мирские заботы стали мне безразличны. Валяясь на кровати, вновь вижу белый противный потолок, спрашивая очередной раз у него: зачем я проснулся! Но в этот миг отчаяния начинает работать инстинкт самосохранения, чтобы вообще не «развалится». Эти чувства внутренней скорой помощи направляют меня очередной раз за тем, что меня уже долгий период разрушает. Скорей всего это не доктор внутри меня сидит, а самый настоящий черт, рожденный после кризиса светлых чувств.

Вот так каждое утро я подымаюсь с одним и тем - же в голове. Поймав на полу ногами тапки я двигаюсь по привычной мне траектории прямо на кухню, прямо к холодильнику, прямо к нижней полке, где никогда не заканчивается холодное пиво. Что интересно, в этот момент ты все посылаешь нахер, обхватив теплыми ладонями холодную пивную тару, подхожу к окну и вместо окружающей среды я вижу опять донышко бутылки…

Спустя часа два я твердо настроился прозвонить на работу и придумать новую причину моего двухнедельного отсутствия. Вдруг раздался звонок: «Неужели она, черт, нет не она, она ведь не звонит, она ведь не звонила уже 3 месяца…» Почему я жду звонков только от нее…

На экране телефона гордо светится название - «шеф». Эх, черти б тебя взяли, только ты и мог прозвонить именно сейчас. Поднять трубку, или нет!? «Слушаю … понял … извините … знаю … вам того же!» Вот и побеседовали, теперь я без работы, еще оказывается и безответственный человек, по словам директора. Хрен с вашей работой, в нормальном обществе работодатель должен компенсировать денежным эквивалентом душевный дисбаланс работников, или хотя бы дать время адаптироваться вновь к жизни после кризиса. Вот размечтался…

И что теперь делать! Черт, как мне плохо, даже не из-за увольнения. Каждый телефонный звонок, каждая деталь в квартире, все воспоминания, все что напоминает о ней отбирает у меня желание жить. Все то, что когда-то было смыслом всего, стало причиной всему. Я долго стоял и думал, понимая, что алкоголем я сегодня не отделаюсь. Вам знакомы такие ощущения, когда минуты душевной тошноты кажутся вечностью, когда в чужих лицах ищешь сходные черты лица с любимым человеком, когда все что ты делаешь, является лишь обязанностью, когда ты просыпаешься, понимаешь, что был самым счастливым человеком во сне, когда ты можешь уверенно сказать: жизнь я тебя ненавижу. Это те причины, которые вынуждают меня, как и многих других, пойти на крайность. Но ведь крайность у всех разная!

Очередной день тянулся целую вечность. Я просто сидел у окна, пил и думал о ней. Думал о счастливых минутах, которые растянулись на целую вечность для меня. Искал лёгкий и безболезненный выход из этой преисподней.  С наступлением вечера я совсем обессилил, депрессия одолела меня. Я уже не мог найти лечение своему состоянию. Лишь одна вещь, приобретённая ранее, в целях - наконец избавится от одиночества, могла отправить меня в мир, о котором я мечтаю.

Взяв платок и смочив его большим количеством эфира, я был уверен, что это самый простой способ избавится от этих безумных трёх месяцев жизни. Я нашел самый лёгкий выход из самой тяжёлой для меня ситуации, ведь от эфира просто засыпают и никогда не просыпаются. Мне кажется, этот мир является адом, и мы одурачены тем, что это настоящая счастливая жизнь, а загробная это лишь миф…

Какое чувство облегчения наступает с каждым вдохом смертельного яда. Впервые за долгое время я чувствую здоровую спокойную сонливость. Впервые за долгое время моя голова и сердце освободились от оков и пыток, я будто тону в белых чистых облаках и нет желания сопротивляться! Такая смерть кажется мне наградой за мои мучения. Может это дьявол меня совращает райским облегчением и забирает мою душу, но мне уже не хочется сопротивляться счастью ощущений и размышлять что есть истина, а что грех… Я просто хочу освободится от неё! От той, которая уже опередила дьявола и забрала мою душу…

Я растворяюсь…

 10.00 утра. Опять будильник напомнил мне про начало очередного ужасного ноябрьского утра, Я поднял похмельную голову и посмотрел, что творится за окном. Погода точь-в-точь соответствовала моему внутреннему состоянию. Серость, мертвые деревья и нависший дождь, словно навечно окутали землю, на которой я живу…

 

 

 

***************************************************************************************************************

...Вот такой рассказ сочинил про последние минуты жизни самоубийцы, который пренебрег даром жизни и теперь бесконечно переживает последние часы жизни и смерть...

 

 

Кумо

Опубликовано в Рассказы

                                                       Кумо
                                       Легенда в жанре Кайдан

«Была такая страшная сказка о фотографе, который забирал души людей через снимки. Он делал потрясающие портреты. Людям они очень нравились, но эти портреты пробуждали в них чувство тщеславия. Им казалось, что они такие, как на этих портретах. Такие же красивые и обаятельные. Каждый видел то, что хотел увидеть. И вот по этой ниточке тщеславия, душа, как электричество по проводу, передавалась во власть этого фотографа. А вообще, по слухам, это не фотограф был, а сам дьявол выдумал себе такую новую игрушку от скуки, чтобы развлекаться с человеческими душами. Я эту сказку услышала в детстве и стала бояться фотографироваться. Она так глубоко засела во мне, что никто до сих пор не может помочь мне преодолеть страх фотовспышки. У меня нет ни детских, ни каких-либо школьных фотографий. Поэтому-то я и отказалась от карьеры фотомодели. Хотя, многие знакомые говорят, что так я могла бы зарабатывать очень хорошие деньги. Но это для меня не важно. Важно то, что происходит с твоей душой. То, как ты владеешь ею, как контролируешь себя, как развиваешь прекрасные чувства и подавляешь низменные. Поэтому я выбрала самую простую и незаметную работу. Это помогает не отвлекаться от себя самой. Помогает продолжать процесс самопознания, не сбиваясь. Я не думаю о зарабатывании денег, не думаю о карьере. Для меня важно понять, кто же я? Зачем пришла в этот мир? Я хочу найти ответы на эти вопросы до того, как уйду в иной мир» - так говорила она.
Она – самая красивая женщина, которую мне приходилось встречать в этой жизни. Мы были знакомы всего несколько часов. Обычная вечеринка, где встречается много людей, которые не знают друг друга, и более того, у них есть шанс не узнать друг друга никогда. Я слушал её. Я слушал и слышал. Она казалась мне нечеловеческим созданием, воплощением моей мечты, нереальной реальностью, чем-то эфемерным, ускользающей из пальцев нитью, сном……
- Что же ещё может отнять душу, прекрасная Кумико?
Кто-то из тех людей, с которыми я не был знаком, решил подшутить над моей собеседницей. Но Кумико не обратила внимание на насмешки. Мы забились с ней в угол какой-то из многочисленных комнат дома. Сели на диван, и она, поджав свои длинные ноги, стала смотреть на меня из под чёрной чёлки мутными глазами. Смотрела она очень пристально и холодно, испытующе. Если уметь так смотреть на собеседника, можно вытянуть его душу, не пользуясь никакой фотовспышкой.
Мать Кумико была японкой, и умерла, когда Кумико была ещё совсем маленькой девочкой. После смерти матери отец перевёз её из Японии к себе. Со слов Кумико я понял, что отец и мать никогда не состояли в браке. И отец так и не стал для неё близким человеком, хотя, после того, как Кумико потеряла мать, сделал всё возможное для того, чтобы в Европе ей жилось хорошо. Он помогал ей материально, нашёл работу,  иногда приходил в гости или приглашал к себе. У него была семья, и он не лез в дела Кумико, не столько из-за чувства такта, сколько из-за своей занятости.
Она сидела напротив меня и смотрела. Алкоголь она не пила. Может быть, поэтому она смотрела на меня вот так, я имею ввиду, на моё нетрезвое лицо европейского мужчины, которому она не доверяла. Но, несмотря на то, что мы были почти незнакомы, она говорила о личных ощущениях, воспоминаниях, о своих чувствах и мыслях. Она доверила их мне в тот вечер, когда мы познакомились, а моё сознание было затуманено и приглушено, или обострено – наоборот…..
Обычно я очень плохо запоминал, людей, с которыми знакомился вот так – мимоходом - на вечеринках, но Кумико отчётливо врезалась в мою память, и не только потому, что была красива до того, что перехватывало дыхание. После встречи с ней во мне осталось острое чувство голода и жажды общения с ней. И это было не сладострастие, отнюдь. Мне хотелось смотреть на неё, слушать её голос, вбирать в себя её мысли, ощущать её странный запах незнакомых духов и незнакомого тела. В то же время, я не могу сказать, что почувствовал себя влюблённым. К этому шлейфу очарования, который оставляла за собой Кумико, было привязано ещё какое-то необыкновенное чувство. Щекочущее чувство отвращения, лёгкого, отталкивающего привкуса.
Я не был влюблён. В этом я был уверен, когда проснулся у себя дома на следующее утро. На полу рядом вместе с ключами и бумажником, вывалившимися из кармана пальто, я нашёл бумажку с её телефоном. Я взял его ночью, и не был уверен, что записал его правильно. Но я был уверен, что позвоню ей, найду в любом случае. Для чего мне нужно было всё это? Тогда я просто не задумывался.

В переводе с японского её имя означало – «вечный красивый ребёнок». Своим простодушием и непосредственными суждениями  она действительно часто напоминала мне ребёнка. То, что этот ребёнок красив – было очевидно для каждого зрячего. Вот только увековечить свою красоту этот ребёнок отказывался наотрез.

Я позвонил Кумико, и мы встретились в тот же вечер в одном из кафе недалеко от моего дома. Она подъехала сама, видимо не хотела, чтобы я знал, где она живёт. Меня удивила та простота, с которой она согласилась на свидание, и та её манера поведения, которая не была свойственна большинству окружавших меня женщин. Она как будто не знала природы кокетства. В тот вечер я подумал, что она приехала встретиться со мной от скуки, потому что не проявляла ко мне никакого интереса, хотя бы видимого, пусть даже наигранного. То, что я говорил, она как будто пропускала мимо ушей. Смотрела в чашечку с кофе, и не было уже того испытующего взгляда, которым она наградила меня ночью.
Мне хотелось взять её за руку, хотелось провести рукой по длинным тонким шелковистым чёрным волосам, раскрыть её бледные губы своим большим пальцем, задержав его на маленьких зубах, чтобы ощутить тепло дыхания…….
Я вдруг понял, что хочу её тела. Хочу очень сильно.
Наверное, Кумико почувствовала, какие желания вызывает у меня. Она резко подняла на меня свои узкие глаза и посмотрела на меня так зло, что всё желание исчезло, будто его и не бывало.
«Ты мне ночью так и не сказал, как ты намерен беречь свою душу!» - слова прозвучали как упрёк, и её голос был холодным, колючим.
«А мне есть от чего беречь свою душу?!» - пытался флиртовать я.
Кумико не ответила. Она вообще была очень немногословна по своей натуре, и потом, я часто спрашивал себя, почему она так много рассказала мне в тот первый вечер, вечер нашего знакомства.
Разговор не клеился. Я не знал, что нужно говорить, чтобы понравиться этой красивой японке. Не знал, как нужно вести себя с женщиной с востока, не знал всех особенностей их менталитета. Я вообще не представлял себе, как мне выйти из этой глупой затянувшейся тишины!! Она смотрела вовнутрь себя через длинные чёрные ресницы. А  я тем временем рассматривал, как она оделась для нашего свидания, чтобы понять цель её прихода. Короткое клетчатое пальто из дорогой тонкой шерсти, высокие сапоги, облегающие длинные тонкие ноги, неброское черное платье – чуть длиннее, чтобы назвать его вызывающе коротким. Почти без макияжа. На шее висел довольно большой квадратный медальон из тёмного золота.
Скромно, но достаточно сексуально.
«Я не люблю, когда трогают мои руки» - неожиданно сказала Кумико, вырвав меня из гипнотического оцепенения, в котором я сам не понял, как осмелился схватить её длинные пальцы, и поправила чёлку – «Мы ещё недостаточно знакомы, чтобы я позволила тебе это».

В тот вечер я проводил её до такси. Она сказала, что позвонит мне сама, если захочет.

Я ждал неделю. С каждым днём всё яснее осознавая, что она не позвонит мне никогда. Лишь работа помогала мне отвлекаться от мыслей о Кумико.
Да кто она такая, в конце концов! Я видел её дважды в жизни. В первый раз она рассказала мне чуть ли не полжизни, во второй раз вела себя как молчаливый истукан!
Я её не заинтересовал. Мы разные. Она странная. Наполовину японка, а выглядит так, словно в ней только японская кровь и течёт! Лгунья? Авантюристка? Кто? Кто она?
Для меня – никто.
К утру пятницы я решил, что эта женщина останется в моей памяти как некое недоразумение. Вечером в пятницу, после работы, не выдерживая более того отчаяния, которое находило на меня, я набрал её номер.
«Ты не представляешь, как я ждала этого звонка!!!» - голос Кумико звучал в тот момент как колокольчик на пагоде! Он звенел искренней радостью.
Я почувствовал, как земля уходит из-под моих ног, когда она кинулась мне на шею, едва я захлопнул за ней дверь моей квартиры. Она так стремительно захватила мой рот своими губами, что я не успел поздороваться с ней.

Мы стали встречаться. И встречи эти были странными. Я испытывал то безрассудное влечение, почти страсть к Кумико, то мои чувства в одночасье перекрывало какое-то не пойми откуда берущееся отвращение. Она всегда приезжала ко мне. Мы никогда не бывали у неё. Что чувствовала Кумико? Понять этого я не мог. Она была изменчива, как и я сам. От сумасшедшей страстности до безразличия. Мы никогда не говорили с ней о любви. Я никогда не говорил, что чувствую к ней что-то особенное, и она тоже никогда не говорила этого. И, казалось, не хотела касаться этой темы вообще. Она никогда ни о чём не просила. За подарки, застенчиво улыбаясь, говорила спасибо, но так, словно для неё не было разницы, преподнес ли я ей букет цветов, коробку конфет или золотые серьги. Я относил это к особенности японского менталитета, с которым знаком не был.
Кумико полностью устраивала меня как девушка для регулярных встреч, и я не собирался связывать с ней свою жизнь.
И, тем не менее, я хорошо помнил ту неделю, которую провёл в ожидании её звонка. А что если она вдруг исчезнет, так же неожиданно, как и появилась в моей жизни? Что, если она завтра скажет мне, что больше не придёт? Ведь мы не обещали друг другу ничего.

Я любил катать Кумико в своей машине. Она пространно смотрела на улицы, бульвары, площади, витрины магазинов, дома с необычными фасадами, на светофоры, рекламные щиты, на людей. Потом мы ужинали где-нибудь и ехали ко мне.
Иногда, выйдя из машины, мы просто гуляли по городу. Ходили на выставки. Бывали в кино. И самое странное – мы почти не разговаривали. Любой разговор, который я пытался начать с Кумико, оборачивался разговорами о сохранении души. Она опасливо  поглядывала на меня, будто хотела попросить прощение за что-то.

Так прошло четыре месяца. Мы встречались. Мы созванивались. Я знал номер её телефона и всё. При желании, я, конечно, мог бы навести справки и узнать-таки, где живёт Кумико, где и кем работает, кто её отец, который не подарил дочери ни одной европейской черты. Но вот в чём дело: я не хотел этого узнавать. Точнее, я боялся. Я начал чувствовать что-то сродни привязанности. Я боялся, что если узнаю хотя бы её фамилию, это разрушит то таинство отношений, которое у нас сложилось. В конце концов, она ведь тоже ничего про меня не знала. Ну, может, чуть больше чем я о ней. Ну, совсем чуть-чуть….


Когда я проснулся от звонка будильника, Кумико уже не было со мной. Поднимаясь с постели, я вдруг ощутил жгущую боль в области плеча. Простыня была испачкана кровью. Я осмотрел себя  в зеркале: в порыве страсти Кумико сильно укусила меня в плечо, но сейчас ранка уже затянулась и не кровоточила. Я усмехнулся.
Если бы кто-нибудь спросил меня, чему, я не смог бы ответить. Наверное, так усмехается  тот, кто падает в тёмный колодец, осознавая, что уже не выберется из него.


Кумико позвонила мне и сказала, что на этой неделе мы не сможем встретиться.

Ночь казалась мне бесконечно долгой. Я не мог заснуть. Я дрожал под одеялом. Я весь покрылся холодным потом. Я вспоминал её длинные ноги, которые так крепко обхватывали моё тело и сдавливали в порывах страсти. Я вспоминал её ласковые руки с острыми и жестокими ногтями, которые нещадно полосовали мою спину. Мне так не хватало её шёпота. Её языка в моём ухе. Мне так не хватало её!
Когда я разрешался очередным потоком семени, я испытывал восторг и отвращение, страх и желание почувствовать всё это с ней ещё  и ещё.
Я понимал, что нормальная женщина никогда не пошла бы на такие ни к чему не обязывающие отношения. А мне нужна нормальная женщина! Нормальная!! И в то же время я осознавал, что этой «нормальной» женщиной для меня теперь могла быть только Кумико.
Хорошо: каждый имеет право на свои тайны. Пусть оставляет свои секреты с собой. Но, пусть она будет рядом! Пусть будет рядом!

Так, незаметно для себя самого я впал в настоящую зависимость от Кумико. Наверное, это люди и называют любовью. Я принимал Кумико со всеми её странностями, с её молчанием, с её неожиданными исчезновениями. Но я понимал, что болею. И после каждой нашей ночи, после каждой ночи проведённой в объятиях этой необыкновенной женщины, я чувствовал себя всё хуже.
Кумико вросла в меня, опутала чем-то невидимым, душащим. Я прекрасно понимал, что обыкновенной счастливой семьи у нас не получится. Но я не видел выхода для себя.

Иногда, мне казалось, что, кусая меня за плечи по ночам, Кумико пьёт мою кровь.
А, однажды, произошло вот что:

Кумико осталась у меня на ночь, я спокойно заснул в её крепких горячих руках (надо заметить, что неожиданно при всей своей внешней хрупкости, девушка была очень сильной физически). Я проснулся посреди ночи и  увидел, что на смятой простыне рядом со мной никого нет….
Я приподнялся и вслушался в темноту. Кумико была в ванной. Какое-то время я лежал и ждал её. Но она была там, на мой взгляд, уж слишком долго. Я забеспокоился, что что-то не так и встал с кровати.
Несколько минут я прислушивался к странному шебуршанью. Как будто там была не одна Кумико, а целых несколько. И все они ходили по стенам, полу и потолку одновременно, быстро передвигая множеством ног. Потом я услышал, как она что-то сплёвывает в раковину, и постучал, пытаясь удостовериться, всё ли в порядке.
- Кумико!
Я позвал её, и тут же все звуки, исходившие из ванной комнаты, затихли.
- Кумико! С тобой всё в порядке?!
«Дааа» - раздался сдавленный шёпот из-за стены. И голос этот был совершенно не её. Мне стало жутко от этого голоса. Но я приписал это ночной поре, когда всё кажется не таким, как на самом деле. Меня стало клонить в сон с такой силой, что я чуть не упал на пол прямо у двери. Я еле дошёл до кровати на шатающихся ногах. «Я хочу расстаться с этой женщиной…..» - это были мои последние мысли перед тем, как сон окончательно поглотил меня.


Потом Кумико уверяла меня, что это всего лишь страшный сон, который приснился мне после того, как она среди ночи покинула меня, взяв такси. Но я никак не мог поверить, что это был лишь сон, и я не мог забыть то ощущение страха, которое вызвал во мне этот таинственный голос, эти звуки, похожие на нечеловеческие шаги……..

Прошёл ещё один месяц. Я стал страдать от приступов необъяснимого страха. Особенно страшно мне становилось, когда я был вместе с женщиной, которую любил всё сильнее.
Я совсем потерял голову. Или душу? Почему она так часто в начале наших отношений говорила о сохранности моей души? Она хотела уберечь меня от того, что всё-таки стало происходить со мной?

Как-то я захотел сфотографировать Кумико. Вполне естественное желание для влюблённого мужчины. Но она отказалась. Она протестовала с таким ужасом в глазах, что я не осмелился пойти против её воли. Её страх перед фотокамерой был просто паническим. И напрасно я пытался её уверить, что я не собираюсь отнимать её душу. Напрасно пытался убедить, что это всего лишь детский страх, который нужно преодолеть. Напрасно пытался перевести всё в шутку. Кумико была непреклонна.

Мы продолжали встречаться. Я постоянно думал о Кумико, звонил ей всё чаще и чаще. Сотрудники подтрунивали надо мной, каждый раз, когда я, набирая её номер, выходил с трубкой на балкон и закрывал за собой дверь. Они наблюдали за мной через стекло, и по их лицам я понимал, что они издеваются над влюблённым подростком, в которого я превратился.

И вот, что мне стало интересно с какого-то момента: чувства людей, как правило, переживают целую эволюцию. От любви до ненависти, от ненависти до любви, от безразличия до какой-то стадии заинтересованности и наоборот, часто чувства людей остывают. Мой путь лежал через любопытство и сексуальное влечение к полной патологической зависимости. Причём, приступы страха и отвращения не ушли, а лишь усиливались. Я просыпался среди ночи в холодном поту, мне казалось, что кто-то ткнул меня в бок, и я вскакивал в кровати.
Меня мучила бессонница. Я с трудом засыпал под утро. Мне снилась Кумико. Она медленно раскачивалась в гамаке, абсолютно голая, с широко раздвинутыми конечностями. Я чувствовал сильное возбуждение при виде её нежного тела, и я забирался к ней. Она целовала меня, обхватывала руками и ногами……..
Я выключал будильник и мне чудился запах знакомых духов.

У Кумико был медальон. Старинный медальон из тёмного золота. Очень тяжёлый. Но она никогда не снимала его с шеи. Никогда. Медальон выглядел очень необычно и интересовал меня. Однажды я спросил о нём, Кумико ответила, что он достался ей от матери, что сама она никогда его не открывала, но мать завещала перед смертью, никогда не расставаться с ним. Причина была неизвестна Кумико. Она лишь как послушная дочь выполняла последнюю волю покойной родительницы.



Кумико спала. Спала крепко. Я любовался её изящными скулами, её тонким носом, её губами, похожими на лепестки ещё только лишь распускающейся розы, её прекрасной гладкой кожей. Я не мог понять, как же это она не хочет запечатлеть на плёнку то, что так прекрасно, и так невечно! Я потихоньку прокрался и взял свой фотоаппарат. В предрассветных сумерках я сфотографировал прекрасное лицо Кумико, тем самым, нарушив данное ей обещание никогда не делать этого.
От щелчка и вспышки Кумико проснулась и мгновенно вскочила в постели. Когда она увидела фотоаппарат в моих руках, она разрыдалась как ребёнок, закрыла лицо руками и забилась в самый дальний угол кровати. Я с недоумением смотрел, как на моих глазах прекрасная женщина превращается в обиженного рыдающего ребёнка. От её слёз разрывалось моё сердце. Она в последний раз взглянула на меня, так отчаянно и пронзительно, что я выронил свой поляроид из рук и бросился к ней со словами утешения. Но Кумико оттолкнула меня.

В это время фотография уже вылезла из камеры и стала проявляться. Я взял её дрожащими пальцами: Укутавшись в моё одеяло, на моей кровати лежал мерзкий чудовищных размеров паук. Гигантское омерзительное чудовище! Оно перебирало ногами и опутывало мою кровать паутиной. Оно шевелило красными глазами и зловеще направляло на меня свои сети. И с вот этим чудовищем, с этим оборотнем, я только что был близок……
Тошнота подступила к горлу.
Я выронил фотографию из рук.
Судорога отвращения пробежала между лопатками, и комната поплыла передо мной, как в страшном сне. Мой взгляд упал на кухонный нож, которым ещё несколько часов назад мы разрезали апельсины. Он, липкий, валялся в горе оранжевых  корок на тарелке. Я схватил его. Зажмурился и бросился на чудовище. Кумико страшно закричала и попыталась увернуться от меня. Она отбивалась от меня, насколько позволяли ей силы. Царапала моё лицо, кусала меня, била ногами. Мы схватились в страшной борьбе, путаясь в постельном белье, которое местами становилось ярко красным, и я слышал, как Кумико, теряя человеческий голос, начала хрипеть…..

Когда я пришёл в себя, меня поразила тишина. Не было слышно ни звука. И лишь через какое-то время в тишине возник стук стрелок, отмеряющих время. Время пошло.
На окровавленный труп оборотня я старался не смотреть. Вот так, прикрывшись ладонью, шарил в поисках медальона. Медальон крепко сидел на  цепочке и не поддавался. Я с трудом сорвал его.
На четвереньках я выполз из комнаты и захлопнул дверь. Сидя на коленях, я расковыривал ножиком медальон. Наконец мне удалось расколоть его пополам. На одной из золотистых сторон было выгравировано хокку Масаока Сики:

Убил паука
И так одиноко стало
В холоде ночи

 

С тех пор меня никто не видел.                                                                                                                                                                            


Декабрь 2008 – февраль 2009г.

Прощальная песнь

Опубликовано в Рассказы

   Брошенный город, оставаться сдесь было слишком опасно, но я осталась. Пустое сердце, любить по-настоящему оказалось слишком больно, но я все равно пыталась. Пустая душа, все что имело смысл пропало. Жизнь которая была так возможна так и не наступала. Все ушли, но наступило что-то гораздо большее. Злой безудержный ветер гуляет по оставленным квартирам играет забытыми осколками чужих жизней. Ему все равно, кому что когда-то было дорого. Теперь он полноправный владелец этих мест. Лишь холодный дождь, тяжелый снег и время которое порой отказывается идти вперед ведут спор за первенство в этом всеми забытом месте. Посреди главной площади, поросщей всевозможными растениями, покрывшейся трещинами, словно старческими морщинами, забытой людьми и этим пресловутым счастьем мы остались вдвоем. Я и рояль. Наш последний выход, решающее выступление. Сегодня аншлаг. Собрались все, мрачные, выкованные словно из стали, налитые болью грозовые облака, пустые глазницы мертвых зданий, вихри пыли что встали вокруг стеной. Туман, что покрыл все словно слезами самого бытия. Первые аккорды. Все затихает. Смолкает даже крик тишины. Мелодия звучит, подобно древней клятве, несбыточной, безнадежной. Тонкие пальцы ласкают верные, до конца преданные клавиши. Это триумф безысходности, гимн потеряным, прощальная песнь уходящих навеки. Неоновые вспышки ярости рассекают угрюмое небо. Уже все равно. В груди ничего не бьется. Сложные аккомпанименты звучат все тише. Едва слышна музыка. Глаза закрываются, не видя едва различимы силуэт что показался на горизонте. Он все же пришел, он не забыл, он знал что только она во все времена и средь всех миров будет его смыслом. Но на сей раз слишком поздно. Смолк рояль, утихли звуки. Обессилено опустились уставшие руки.

Целостность восприятия.

Опубликовано в Рассказы

Что если бы электрон обладал сознанием, мог ли бы он догадаться, что включен в гораздо более обширное целое, чем атом? Мог ли бы атом понять, что он является
частью большего единого целого, молекулы? А смогла бы молекула понять, что она заключена в чем-то гораздо большем, например, в зубе? А зуб способен был бы предположить, что является частью человеческого рта? Тем более, может ли электрон сознавать, что является бесконечно малой частью человеческого тела? Когда кто-то говорит мне, что верит в Бога, то это напоминает мне утверждение: «Я, маленький электрон, претендую на то, что различаю молекулу». А когда кто-то говорит, что он атеист, это равнозначно заявлению: «Я, маленький электрон, уверен в том, что нет ничего над тем, что известно мне». Но что бы они сказали, и верующие, и атеисты, если бы знали, насколько все больше и сложнее, чем даже может представить их воображение? Насколько потрясен был бы электрон, если бы знал, что он включен не только в атомы, молекулы, зубы, людей, но и что сами люди включены в планету, Солнечную систему, космос и еще что-то гораздо большее, для чего у нас сегодня нет названия. Мы являемся частью игры в русские матрешки, которая выходит за грань понимания. Поэтому я позволю себе сказать, что изобретение людьми концепции Бога является лишь успокаивающим занавесом перед лицом головокружения, охватывающего их из-за бесконечной сложности того, что находиться над ними...

Мир Наоборот (World from the other side)

Опубликовано в Рассказы

   Приветствую вас! Доброго времени суток. Мне крайне приятно, что у вас нашлось несколько свободных минут, чтобы прочесть нижеследующее.

   Искренне надеюсь, что вы обладаете богатым воображением, а так же добрым сердцем и сможете меня простить в случае каких-либо неточностей образов или сухости и косности моих мыслей. Я приглашаю вас совершить путешествие в мир Наоборот.

   Представьте, что наша планета - Земля имеет свою зеркальную копию. Там все почти такое же, как и у нас. В огромных городах живут и трудятся люди. Технический и научный прогресс неумолимо идет вперед, но иначе чем у нас. Океаны омывают континенты. Реки бегут к морям. Сезоны сменяются своим чередом. Ночь сменяется днем. Все так же, только наоборот.

   Люди просыпаются, когда заходит Солнце и отправляются на работу, а днем праздно проводят время, посещая клубы, театры, рестораны, навещая друзей, или попросту отдыхая после будней ночи. Смыслом их труда и творчества не являются деньги или какие-либо другие материальные ценности. В этом мире все рождаются невероятно богатыми и обеспеченными и за всю жизнь стараются потратить все без остатка и стать свободными. Здесь никто, никогда не слышал про опустошительные войны или убийства. Никому не взбредет в голову ограбить кого-либо, потому что тогда придется избавляться не только от своего но еще и от чужого имущества. Здесь многие переживают из-за другой проблемы. Не с кем поделиться всеобъемлющей любовью и лучистой радостью, чувствами, которые безраздельно правят в этом мире. Основным принципом во взаимоотношениях между людьми здесь является идея не того, что смогут дать тебе, или какие горизонты открыть перед тобой, а основная ценность общения состоит в том, что ты кому-то сможешь что-то подарить. И не столь важно, что это будет, пусть хоть самая незначительная  мелочь или вся жизнь.

   Различных стран, территориальных границ или правительств не встретишь здесь. Все живут единым братством в согласии и гармонии, помогая отстающим в развитии, а, не уничтожая и не пожирая их. Природа и живые существа оберегаются и почитаются как священные и неприкосновенные. Все технологии и достижения, которые есть в этом мире, не только безвредны для окружающей среды, но и приносят ей пользу.

   Религия, конечно, здесь тоже есть. Но разница лишь в том, что в здешней Библии – Люцифер не Вседержитель мирового зла, а пресветлейший архангел, сумевший избавится от черной узурпирующей власти своего Творца. На этой Земле нет самого термина «Дьявол», нет боли, предательств или страданий, нет отчаяния или болезней, а есть лишь живительный свет, который согревает Землю в тишине безоблачных дней.

   Хотели бы вы увидеть этот мир своими глазами?   

© Благов Дмитрий 2010