Да будет день!

Да будет День! Валерий Сироштан   Да будет День, и в этот День
Да будем мы и все, кто с нами!
Да будут все! И пусть у всех
Найдутся корни меж богами!
 
Пусть будет Тень и будет Свет
А между ними – чувство Меры
Пусть каждый свой найдёт ответ
По его разуму и вере.

Да будешь Ты, да буду Я
Да сбудутся желанья наши!
И лучше с нами, чем без нас
Жизнь на земле пусть станет краше!

Мы будем Знать, мы будем петь
Мы будем сотворять Поместья
Мы сможем Быть и всё хотеть,
Мы станем самой Доброй Вестью!

Чтоб мудро воплощать проекты
Сначала нужно выбрать вектор!

 

Рик Страссман - ДМТ - Молекула Духа

Скачать

Революционное медицинское исследование биологии околосмертельного и мистического опыта

Рик Страссман, доктор медицины

В 1991 году в Соединенных Штатах впервые за 20 лет началось исследование воздействия психоделических, или галлюциногенных веществ на людей. В рамках этого исследования изучалось воздействие N,N-диметилтриптамина, или ДМТ, мощного психоделика с чрезвычайно коротким сроком действия. За пять лет работы над этим проектом я ввел около 400 доз ДМТ 60 людям-добровольцам. Это исследование проходило в медицинском колледже Университета Нью-Мехико в Альбукерке, где я занимал должность адъюнкт-профессора психиатрии


ДМТ заинтересовал меня тем, что он присутствует в теле каждого из нас. Я считаю, что источником ДМТ является загадочная пинеальная железа, крохотный орган, расположенный в центре нашего мозга. Современной медицине немногое известно о роли этой небольшой железы, но у нее долгая «метафизическая» история. Например, Декарт считал пинеальную железу «местом расположения души», а как Восточная, так  и Западная мистическая традиция считают, что в ней расположен наш духовный центр. Я задался вопросом о том, не связана ли чрезмерная выработка ДМТ пинеальной железой с нативными «психоделическими» состояниями. Сюда входят такие состояния, как рождение, смерть, психоз и околосмертельный и мистический опыт. Лишь спустя достаточное количество времени после начала исследования я начал рассматривать роль ДМТ в опыте «похищения инопланетянами».


Моя собственная подготовка, включавшая продолжавшееся несколько десятилетий общение с монахами дзен-буддистами, очень сильно повлияла на метод, которым мы готовили людей к приему вещества, и на то, как мы за ними наблюдали.

Рамеш Балсекар – От сознания к сознанию

Скачать

Представленные в этой книге письма, написанные Рамешем мне и еще одному ученику, являются не только великолепным изложением его учения как такового, - они также прекрасно отражают чрезвычайно важный, но очень тонкий аспект его учения - отношения между гуру и учеником. Само написание писем представляет собой форму основанной на Любви связи гуру с учеником. По сути, отношения эти с точки зрения гуру носят безличностный характер. Рамеш так рассказывает об этом применительно к своему собственному гуру: «Маха-радж неоднократно подчеркивает, что его слова адресованы не какой-либо индивидуальной сущности, а Сознанию. Слова возникают в Сознании и адресованы Сознанию» (из книги «Знаки на пути от Нисаргадатты Махараджа»).

Поскольку письмо всегда адресовано какому-либо индивидууму, то здесь кроется парадокс. Однако для гуру здесь нет противоречия, поскольку он рассматривает получателя письма как Сознание, а не как кого-либо, отличного от него самого. И когда письма гуру оказываются опубликованными (что в случае с джняни бывает исключительно редко), именно по той причине, что это письма, в них присутствует особый шарм, связанный с теплотой близости, которую вряд ли можно ожидать в более официальных работах, написанных специально для опубликования.

Таким образом, Рамеш не только раскрывает перед нами детали своих отношений с гуру и в своем характерном стиле рассказывает истории (они не только интересны и поучительны, но и увлекательны) о своих отношениях с учениками, но он также, проявляя терпение и сострадание, отзывается на нужды своих корреспондентов.

П.П.Гаряев Волновой Генетический Код

Скачать

Предлагаемая работа “Волновой генетический код” написана через три года после выхода моей монографии “Волновой геном” и, несмотря на сходство названия, не повторяет ее, но развивает преимущественно в теоретическом плане.

В биологии и, особенно, в ее ключевой части - генетике - настала пора переоценки ценностей. Вероятно, она будет иметь взрывной характер. столь нелюбимое для многих во времена лысенковщины слова и понятия “ген” и “триплетный генетический код”, наконец, повсеместно приняты, и вроде бы, здесь все ясно. но вот парадокс, эта видимость ясности  стала интеллектуальным тормозом. однако, лавина новых экспериментальных фактов уже не укладывается в признанные и, вчера еще, революционные идеи. Эти  новые факты удивительны, волнуют воображение, манят вперед. Взять, хотя бы, проблему “эгоистической” ДНК, или странную неэкономичность синтеза преинформационных РНК, или как будто бы ненужную интрон-экзонную разбивку генов. А возьмите проблему  контекстных дальних ориентаций при выборе аминокислот в процессе синтеза белков или феномен  лазерных и солитонных излучений ДНК. И это только малая часть “аномальных” явлений в биологии. Особенно интересна ситуация со знаменитой Вобл-гипотезой Ф.Крика, прячущей за звучной идеей вроде бы случайного “качания” (замен) третьего нуклеотида в кодоне главную теоретическую трудность парадигмы триплетного кода - его омонимичность. Кодирующие одинаковые дуплеты-омонимы должны точно означать (кодировать) ту или иную различающиеся аминокислоты, и рибосома делает этот точный однозначный выбор амнокислоты. Но каким образом? Генетика и молекулярная биология сейчас не могут ответить на этот вопрос, они застыли в фазе непонимания правил орфографии написания белковых “текстов” из аминокислотных “букв”.

Иными словами, проблему генетического кода пора пересматривать. Да и почему он генетический? Он белковый. Что касается генетического кода, как программы построения всей биосистемы, то он существенно иной - гетеромультиплетный, многомерный, плюралистичный и, наконец, образно-волновой.

Моя работа не претендует на истину в последней инстанции. Ее задача скромнее - правильно поставить новые вопросы. Ответ на них, может быть, найдут в XXI веке.