Какая на вкус духовная музыка?

Музыка это – пища, а пища должна быть разной. Что главное в музыке? В музыке важно все. Музыка это – пища, а пища должна быть разной. Есть музыка сытная, такая сытная, что не хочется никуда вставать, достаточно просто свалиться и полусонно слушать ее. Есть музыка сладкая. Сладкой музыки много поглощать вредно, можно испортить свой музыкальный аппетит и вкус.

В холодильнике спрятались острые, соленые, горькие продукты еще. Но где-то далеко от законсервированных источников и цивилизации есть нечто большее, чем это все. Все вышеперечисленные компоненты просто генетически на элементарном уровне повторяют свойства и качества духовной музыки.

Как сорвать плоды этой духовной музыки и вкусить их? Попробовать, покритиковать, откусить и выкинуть хочется? Дело в том, что копать можно глубоко, можно метаться из угла в угол, а все просто и рядом. Духовная музыка – это музыка света. Музыка которая несет свет и тепло, радость и истинное добро. Такой истинный свет, он не обжигает глаза, он только греет и ласкает ресницы.

Эта музыка открыта человеку с добрым сердцем. Эта музыка жива, как река. У нее нет стандартов. Она может быть сыграна на любом музыкальном инструменте. И классифицировать ее очень сложно, да и кому это нужно. Важно больше то, ради чего она есть и присутствует здесь. Есть мастера, которым даже нет дела и значения, на каком инструменте музицировать ее. Она – музыка – будет исходить из его чистого, как небо, сердца.

Конечно, они хорошо владеют инструментами, на пустом месте никто не сможет справиться с инструментом, как подобает. К примеру, мастер Светлой музыки Шри Чин Мой на своих концертах играет на многих всевозможных инструментах: от редких клавишных, духовых до самых разнообразных струнных. Он выступает, как правило, один и долго (порой десятками минут) как бы медитирует на инструменте, а потом в одно мгновение бросает его и берет в руки другой. И снова льется музыка счастья, такая добрая, что сознание освобождается от всего лишнего, от всего нехорошего.

На мой взгляд, ближе всего из всех течений и жанров современной музыки располагается фолковая музыка, музыка народная. Как же можно народную музыку назвать современной? А совершенно просто. Только вот еще в чем дело – народной музыки необыкновенно много в мире. Не сосчитать количество течений и народностей.

Но ведь это и хорошо, есть такой шанс и возможность познать ближе музыкальные мысли и ощущения других людей, других тысяч людей. И каждая частичка духовной музыки должна быть глубоко понята и осмыслена. И нет у нее слабых сторон, потому что она до конца и насквозь светлая. Как светло небо, как светлы чистые помыслы истинных музыкантов. Их имена останутся с нами навсегда, впечатанные нам в книги, пластинки и фотографии.

Эта музыка звучит в джунглях, звучит в Индии, звучит в свободолюбивых горах Шотландии. Она раздается из пульсирующего биенья романтичных африканских шаманов, она звучит в пабах ирландских пьяниц и на палубах, пропитанных горячим виски, пиратских кораблей, идущих на восход. Это волынки, которые будоражат сознание, и скрипки, утоляющие жажду сладкого, и ритмические танцы гитары.

Началось все очень давно, так давно, что ещё не было никакой нотной грамоты и близко. Музыкант должен владеть нотной грамотой, знать теорию музыки. Но главное не в этом. Важно чтобы музыка стала частью музыканта, его инструмент – это его глаза и пасть, и не человек владеет инструментом, а инструмент человеком. Более того, что-то сверхъестественное вдохновляет, необъяснимые силы, порождающие гениальный звук. В обычном сонном сытном состоянии критиковать можно даже и такую музыку. Но тот, кто осмелился сделать это, не проникнув и не поняв ее, останется ни с чем. Он останется, в конце концов, один.

Не одними The Beatles будешь сытым. Что это означает? Это означает, что нет ни одной группы в мире, которая могла бы удовлетворить все потребности человека. Но есть духовная музыка, которая удовлетворяет самую главную нашу потребность – духовную или еще можно сказать – душевную и чистую. А насколько нужны нам другие вкусовые потребности, решать каждому из нас.

И самое главное: об этом не нужно усердно думать, не нужно искать себе чистенькое место, для того чтобы сесть, расслабиться и слушать музыку всю свою жизнь. Не в этом суть. Суть в том, что музыка – это всего лишь пространство. Пространство, в котором мы двигаемся, трудимся, радуемся. Пусть же каждому получится быстрее найти то пространство, в котором ему будет легче всего и просторнее всего. Пусть духовная музыка будет теплым спутником навсегда. Пусть она гладит вас, радует и облегчает ношу. Она это делает во имя любви.

Александр Степин: Рак - это не болезнь, рак - это `Приговор`, но его можно отменить

(рак - это не ошибка природы, рак - это "ошибка" человека) 



Все болезни являются неотъемлемой частью нашей жизни. Пока люди не поймут принципа устройства нашей жизни все те проблемы, которые были и раньше, которые есть и сейчас у человечества, так и останутся неизменны. Только вот жизнь цивилизации не вечна, и жить в безконечном заблуждении у нас не получится. Изменение климата и усиление геологических процессов, это показатель того, что время на исходе. Застой, тем более общий, не может быть вечным. В нашей долгой жизни есть масса примеров. Каким бы длинным не был период застоя, он должен быть разрушен. Самый наглядный пример, это окончание периода развитого социализма в отдельно взятой стране. 

Подробнее...

Не разбивайте детские мечты...

Так уж повелось, что родители сами пишут сценарий жизни своих детей. Физическое или моральное насилие в детстве лишает ребенка возможности полностью реализовать свой потенциал. Отказаться от насилия в любой форме ради лучшего будущего своих детей призывает эта видеоработа. Ролик был изготовлен агентством Saatchi & Saatchi Russia по заказу движения «Россия без жестокости к детям».

П.П.Гаряев Волновой Генетический Код

Скачать

Предлагаемая работа “Волновой генетический код” написана через три года после выхода моей монографии “Волновой геном” и, несмотря на сходство названия, не повторяет ее, но развивает преимущественно в теоретическом плане.

В биологии и, особенно, в ее ключевой части - генетике - настала пора переоценки ценностей. Вероятно, она будет иметь взрывной характер. столь нелюбимое для многих во времена лысенковщины слова и понятия “ген” и “триплетный генетический код”, наконец, повсеместно приняты, и вроде бы, здесь все ясно. но вот парадокс, эта видимость ясности  стала интеллектуальным тормозом. однако, лавина новых экспериментальных фактов уже не укладывается в признанные и, вчера еще, революционные идеи. Эти  новые факты удивительны, волнуют воображение, манят вперед. Взять, хотя бы, проблему “эгоистической” ДНК, или странную неэкономичность синтеза преинформационных РНК, или как будто бы ненужную интрон-экзонную разбивку генов. А возьмите проблему  контекстных дальних ориентаций при выборе аминокислот в процессе синтеза белков или феномен  лазерных и солитонных излучений ДНК. И это только малая часть “аномальных” явлений в биологии. Особенно интересна ситуация со знаменитой Вобл-гипотезой Ф.Крика, прячущей за звучной идеей вроде бы случайного “качания” (замен) третьего нуклеотида в кодоне главную теоретическую трудность парадигмы триплетного кода - его омонимичность. Кодирующие одинаковые дуплеты-омонимы должны точно означать (кодировать) ту или иную различающиеся аминокислоты, и рибосома делает этот точный однозначный выбор амнокислоты. Но каким образом? Генетика и молекулярная биология сейчас не могут ответить на этот вопрос, они застыли в фазе непонимания правил орфографии написания белковых “текстов” из аминокислотных “букв”.

Иными словами, проблему генетического кода пора пересматривать. Да и почему он генетический? Он белковый. Что касается генетического кода, как программы построения всей биосистемы, то он существенно иной - гетеромультиплетный, многомерный, плюралистичный и, наконец, образно-волновой.

Моя работа не претендует на истину в последней инстанции. Ее задача скромнее - правильно поставить новые вопросы. Ответ на них, может быть, найдут в XXI веке.