Где же Просветление?

 

Вопрос «куда идти», или – «где же Просветление», неуместен. Мы прекрасно все знаем - мы, может, просто забыли. Просветление, это не добавление нам чего-нибудь чуждого. Это наше, и оно было таким с самого начала. Наш восторг, наш кайф, наше чувство полета, свободы – вот оно, и ничто другое.

Где же Просветление?

Надо просто вернуться назад, хватит блуждать подобно библейскому Блудному Сыну!Вопрос «куда идти», или – «где же Просветление», неуместен. Мы прекрасно все знаем - мы, может, просто забыли. Просветление, это не добавление нам чего-нибудь чуждого. Это наше, и оно было таким с самого начала. Наш восторг, наш кайф, наше чувство полета, свободы – вот оно, и ничто другое.

Надо просто вернуться назад, хватит блуждать подобно библейскому Блудному Сыну!

Чисто, как подсказка: мы должны вспомнить детство, мы знали тогда, просто потом лучшее в нас было оболгано, заплевано, осмеяно, и мы предали Деда Мороза, Первую Любовь… а теперь плачем.

В следующем рассказе я попробую описать опыт возвращения назад, опыт поиска утраченного.

Бульки


Существуют события в жизни, которые являются очень важными, хотя на первый взгляд ничего в них «особого» нет. Они совсем не вписываются в ту череду «памятных дат» вроде: окончил школу, институт; женился, справил новоселье… - которую нас учили считать важной. Нет, я о другом! Пусть работа, институт, женитьба – все это здорово (как же иначе?!) но я говорю о СОБЫТИЯХ, а не достижениях, то есть – о случаях действительного СО-БЫТИЯ с окружающим миром.

Воспоминания об этих случаях не лежат «на поверхности» памяти – их еще надо вытягивать. Они как раз и похоронены всякими важностями, и еще часто в них есть этот горький привкус - сожаления о потери… неизвестно даже чего… Поэтому мы их старательно вытесняем из сознания, - чтоб не мешали, не путались под ногами, но именно они… не знаю… - исподволь абсолютно загадочным образом многое определили, на многое повлияли. Прежде всего, на характер, на тайные, так сказать, «пружины души». Они как скрытое подводное течение: и не видно, но нырни, попробуй! и почувствуешь…

Что-то я запутался объяснять: слов не хватает… Вернее – трудно подобрать слова к тому, что лежит глубже слов. Даже чувств. Или просто слова не привыкли иметь с ЭТИМ дело? У меня…

Да и что философствовать?! – лучше попробую все пояснить на одном примере - это думаю вообще мое первое воспоминание. Мне было года 3 не больше: в 4 я уже себя хорошо помню. Я родился в Троицке Челябинской области, и, скорее всего, это вообще единственное, что у меня есть о своем родном городе.

Я лежал в ванной на кухне – возможно, я уже знал, что это кухня. По крайней мере… я сейчас вижу себя на кухне: вот газовая плита, вот простой деревянный, крашенный белой краской стол. На нем стоят чашки, чайник и ваза с сухими цветами. Вот окно в санузел, оно светится – там не выключили свет. А окно на улицу темно, но оно тоже чудесное: оно украшено маленькими разноцветными огоньками. Эта иллюминация, как я сейчас понимаю, есть просто огни Города…

Интересно, что на мои детские ощущения в данную минуту накладываются уже оценки взрослого, но эти мои суждения толком не помогают. Наоборот – они утрируют, и скажу даже – опошляют тот восторг неискушенного, но доверчивого к волшебному бытию существа. Каким я был…

Надо мной суетятся мама и папа. Боже, как ты, мама, молода и красива! Неужели это ты?!! Ты носишь такую… накрученную наверх прическу – а-ля твист, кажется – да ты была модницей! ого!

А папа какой!!!

Тебя уже 10 лет нет со мной, зайчик. Нет, ты есть – я же чувствую! Я тебя всегда чувствовал…. И буду теперь - обещаю…. Мне кажется, что я тебя предал, - я знаю. Я повелся однажды на вид твоего бездыханного тела, НА ТО, ЧТО МНЕ СКАЗАЛИ, ТЫ УМЕР, исчез, тебя закопали… на корм червям. Это все неправда, все ложь: кто они такие, чтоб знать?! Они просто повторяют за другими, не видят, не осязают. И КТО мне помешает отныне?! Вот он, ты! Я могу прямо сейчас до тебя дотянуться и… вкусить твою суть. Ты совсем не изменился, папа….

Слезы потекли по моим щекам – прямо брызнули сами из глаз. Я ловлю их языком – они соленые. Но мне от них легче. Сегодня утром я решил, что у меня депрессия. И где теперь она?!

Ладно, 10 минут на сантименты вполне достаточно. Итак, пора переходить к главному – собственно к булькам.

Значит, - я лежу, купаюсь, у меня все в порядке, и тут мне в голову приходит следующая идея - бултыхнуть ножками. Вот прямо – взять и бултыхнуть! Я делаю первую пробную попытку – я осторожен, я уже не грудной и меня воспитывают. Я уже в курсе, что существует не только безоговорочная родительская любовь – за «красивые глазки» – но и родительское недовольство. Даже больше – меня уже не раз шлепали, 100 процентов!!! Предки, ай-ай-ай! – вы это делали уже! хоть еще я этого вам не припоминаю.

А согласитесь, что при всей возможной любви к родителям есть нечто, что мы им не простим никогда. И мы им мстим за это и поделом им! Особенно за глупость и несправедливость. Не поэтому ли Ницше говорил, что человек должен еще заслужить право иметь детей?

Родители никак не реагируют: просто они пока ничего не поняли, подумали, что случайно. Я бултыхаю уже сильнее, так, чтобы мама утерлась. Молчат – они заняты своими делами… вернее – мной, но то, что они не ругают, не хмурятся, МЕНЯ ЗАВОДИТ.

Я бултыхаю и на папу.
- О-о! – воскликнули предки разом. Они смеются. Какие-то они веселые сегодня. Может, они еще сами так юны и жизнь им пока не в тягость. Я их настолько веселыми, пожалуй, и не видел больше. Никогда…

И вот я набираю побольше воздуха в легкие и с задорным криком бултыхаю изо всех сил. Целый столб воды летит прямо в потолок… и долетает – я сделал это!

- Вот так булька! – смеется мама, и папа смеется. Мы вместе ликуем. Едва ли наша семья была когда-нибудь настолько счастлива и едина, как в это мгновение.

Я бултыхаю снова, чтобы еще раз испытать (и закрепить на будущее) это пьянящее ощущение могущества. Нет – ВСЕМОГУЩЕСТВА – ведь я был тогда полубогом. Я был восторжен, я был в Нирване, и другой Нирваны не существует – быть не может в принципе!

И зачем я потом спустился с Олимпа однажды? Или то был процесс? – постепенный, шаг за шагом… в дерьмо.

Сейчас мне странно и грустно: на что я ЭТО променял?!

 

Нравственность и духовность

 

 

Плохо написанные книги по духовному развитию и самосовершенствованию человека внесли много путаницы в вопросы, которые они наоборот должны были прояснить и сделать понятными неискушенному читателю. Зачастую их авторы ставят слова «нравственность» и «духовность» рядом и употребляют их едва ли не в качестве синонимов, что в действительности коренным образом противоречит исконному значению данных терминов. Достаточно открыть любой словарь, чтобы убедиться в очевидном факте: нравственность и духовность — это не одно и то же. Иначе говоря, нравственный человек не обязательно может быть духовной личностью, а духовный человек вполне может оказаться в высшей степени безнравственным. Нравственность представляет собой совокупность норм, определяющих поведение человека, либо поведение человека, основывающееся на таких нормах. Определение духовности выглядит следующим образом: духовная, интеллектуальная природа, сущность человека, противополагаемая его физической, телесной сущности; стремление к совершенствованию, высоте духа.

Нетрудно заметить, что нравственность относится к сфере межличностных отношений и является характеристикой установленных в обществе правил поведения. Нравственный поступок не обязательно является следствием высокой духовности. Человек может поступать «нравственно» в силу привычки, воспитания или из боязни быть наказанным. Ничто из этого нельзя считать подлинно нравственным поведением, требующим, в первую очередь, осознанность и четкого понимания причин собственных поступков. С точки зрения стороннего наблюдателя человек может вести себя нравственно, но при этом не иметь в душе никаких побудительных мотивов к совершению подобных поступков. Просто он слепо копирует установленные обществом стандарты поведения, чтобы не выглядеть «белой вороной.

Подробнее...

Зеленое просветление

Зеленое просветлениеНеобычайная способность живых организмов к регене­рации — это единственная сила, которая может исцелить любую болезнь. Все остальные целительские техники, изобретенные людьми, могут быть успешными только в том случае, если они направлены на то, чтобы помочь естественной способности тела к саморегуляции. Человече­ское тело может исцелиться только когда лимфа, кровь, гормоны и другие компоненты поддерживаются в рамках определенных оптимальных параметров.

О возможности вылечить все болезни и стать здоровым человеком рассказано в этой статье.

«Я утверждаю, что ученые еще не открыли всего потенциала питательной ценности, который способны дать человечеству листья, плоды и семена растений.»

Махатма Ганди

Когда ребенку говорят: не прикасайся к огню, это пре­дупреждение для него не означает абсолютно ничего, пока он не обожжется.

Только посредством наблюдения мы можем научиться связывать причины и следствия и предугадывать результат. Например, если мы переедаем поздно вечером, то наивно было бы полагать, что следую­щим утром будем себя чувствовать хорошо. Знание о не­избежности последствий любых действий дает нам пре­имущество — оно позволяет действовать сознательно. Каждый день мы самостоятельно достигаем желанных целей через осознанные поступки, а не слепо следуем со­ветам и указаниям кого-то, «кто знает лучше».

Многие из нас родились и выросли в Советском Союзе, где правительственные и партийные структуры довлели над каждым членом общества. С раннего детства нам давали четкие инструк­ции в отношении того, что мы должны были делать, гово­рить и даже думать. Но всё меняется и пора уже начинать думать своей головой, а не партийной, государственной, церковной.

Подробнее...

Всё в ваших руках, или Можете ли Вы?

 

 
Всё в ваших руках, или Можете ли Вы?
 
 
 

 
Ваша жизнь в Ваших руках! 
 
Помните своё детство? Какое сильное было желание и умение стремиться всё время к чему-то. Мечты казались нам великанами, но мы не сомневались, что способны их достичь. Взрослые нам казались серьёзными и недоступными, порой они никак не могли нас понять, а особенно наш неуёмный мир фантазий и мечтаний. В детстве мы могли нафантазировать много чего! Представить себе нечто невозможное. И эти мечты давали нам силу, пробуждали в нас интерес к жизни. 
 
Тогда, когда соседский мальчишка Васька хотел стать космонавтом, он не думал - «могу ли я»? А когда смешная девчонка с косичками говорила, что будет актрисой, она тоже не спрашивала себя - получится ли. Все мы знали - мы можем. Что изменилось сейчас? Нас научили задавать себе этот вопрос - могу ли я?!