Бог

 

Под словом Бог понимается прежде всего Изначальное Вселенское Сознание, сущее в самом глубоком, изначальном, тончайшем слое многомерного пространства. Изначальное Сознание — это и есть Бог-Отец, Которого ещё зовут Творцом, Иеговой, Яхве, Саваофом, Аллахом, Ишварой, Дао, Адибуддой и т.д.

Это Изначальное Сознание едино для всей вселенной и, соответственно, для всех её живых тварей, включая всех людей планеты Земля. И из того, что слово Бог звучит по-разному на разных земных языках, не следует, что и Боги у населения разных стран разные.

 включает Творца вместе со всем Его многомерным Творением, порождённым Им, возлежащим на Нём как на фундаменте, не способным существовать без Него или в отрыве от Него. В этом смысле Бог есть Абсолютно Всё (Абсолют) — Всё, кроме лишь ада с его обитателями. (По определению Иисуса Христа, ад является "тьмой внешней" — внешней по отношению к Богу-Абсолюту).

В понятие Бог входит также Проявление Творца в Творении, именуемое Святым Духом (Брахманом). Святой Дух проявляется наиболее часто в виде исходящих из Обители Творца Божественных Учителей. (Они могут, в частности, уплотнять собственную энергию Сознания вплоть до ощущаемого, иногда — даже вполне видимого для воплощённых людей состояния).

Проявление Божественного Учителя на Земле через Его воплощение в человеческом теле именуется Мессией, Христом, Аватаром.

Он, как и Святой Дух, есть Неотъемлемая Часть Творца (Изначального Сознания). 
 

Утверждение, что Бог есть именно ОДИН — истинно. Божественные Учителя в Обители Творца являются взаимослитыми составными Частями Единого Изначального Сознания. Критерий оценки здесь состоит в том, что Их Обителью является именно изначальная пространственная мерность, именуемая Обителью Творца; из неё Каждый из Них исходит в мир Творения лишь частью Себя, оставаясь единосущным Творцу.
 

В понятие Бог не могут включаться мифологические (сказочные) и вымышленные персонажи народного религиозного фольклора (последователи такого рода наивных и ложных по сути представлений именуются "язычниками").

Наивны и ложны также попытки представлять Бога в виде невидимого летающего существа, имеющего облик и размеры человеческого тела.

Неверно также описывать Бога как "информацию", "информационное поле", "совокупный человеческий разум" и в виде тому подобных поверхностных и некомпетентных определений.

Познание Его не имеет ничего общего с "общением с инопланетянами", "астральными полётами", спиритизмом, магическими обрядами и астрологическими фантазиями.

Представление Бога в виде злобного чудовища, карающего людей за их грехи,  является ярчайшим извращением, отвращающим людей от любви к Богу и от продвижению по духовному Пути.
 

Итак, под словом Бог может пониматься:

— Творец, именуемый также Богом-Отцом, Изначальным Сознанием, Аллахом, Ишварой, Дао и другими синонимами из других языков и направлений религии,

— Абсолют,

— невоплощённые (Их — очень много) и воплощённые Божественные Учителя, исходящие из Обители Творца.

Такова суть истинного — монотеистического — понимания сути Бога.

 

Стать частью мысли Творца

Стать частью мысли Творца

Вопрос: Если Творец это мысль, значит достигая подобия свойств с Творцом, я тоже становлюсь мыслью?

Ответ: Когда мы достигаем Замысла творения, мы тоже становимся частью этой мысли. Творец создал желание в творении, чтобы дать творению возможность существовать, быть чем-то осязаемым, реальным.

Для того, чтобы существовать вне Творца, нам необходима материя, которая называется желанием. Но возможность уподобиться Творцу, соединиться с Ним, достичь слияния осуществляется только за счет мысли.

Когда Творец желает насладить нас, Он делает это с помощью мысли. Если мы хотим отдавать Ему, мы тоже делаем это с помощью мысли.

Мысль превалирует над всем. Это относится и к человеку. В каждом из нас есть разные желания, но мы оцениваем человека в соответствии с его способностью мыслить.

Счастье

Счастье


Сначала было много счастья. Оно дубиной ударило его по лицу.
Счастья было так много, что он начал улыбаться, как идиот, и подхватил насморк зависти.
Насморк был хронический. Но он не боялся воспаления. Он ничего не боялся. Тогда.
Он бродил, растопырив руки. Пальцы обвисли и стали цеплять людей. Люди не хотели цепляться таким образом. Говорили, что если так, то дело – плёвое. А вот поди-ка, братец, да поработай! Раз такой счастливый.  Счастье снова ударило дубиной. Хитрому счастью нравилось проявляться в грубости и растворяться в повседневности.
Он пошёл работать, и ему самому дали дубину в руки.
«Счастье надо отдрессировать!» - строго велел начальник.
Он не хотел дрессировать счастье и обманул начальника. Отбросил свою дубину подальше. Счастье задумалось и  тоже отложило дубину. Удивлённо протянуло влажную от волнения ладонь. Трепетно.
Рука об руку вдруг прониклись друг к другу доверием и нежностью. Решили уйти из города вместе.
И ушли.
Шли осторожно. Старались идти в ногу.
Земля была холодная, и насморк перерос в тяжёлый недуг.
Ему было нипочём. Счастье гладило по голове, а он нёс его на руках, чтобы и оно не простудилось.
Шли долго.  
Он был по колено в грязи, а счастье не замарало даже подол. Счастье предлагало идти самостоятельно, счастье было совестливое. Пока что совестливое.
Но он ещё крепче прижимал счастье к своим рёбрам. И шагал и шагал.
Когда они дошли до зарослей тростника, счастье сказало, что хочет сделать себе дудочку, и спрыгнуло с рук. Он сфотографировал этот прыжок в своей памяти и потом часто тёр его ногтем и чесал голову. И только тогда, когда счастье замелькало среди тростника, он заметил, что счастье живёт в сорочке.
Счастье играло на своей дудочке, а он нёс его на руках. Счастье стало как-то легче. Неужели от музыки? – сомневался он.
«Пень пнём!» - сказало как-то счастье и стало совсем лёгеньким. И с тех пор играло только трелями, пока  у него в душе дули сквозняки.
Однажды он проснулся и понял, что не несёт счастье на руках. Счастье плелось как-то рядом, дудочку забросив. Он попытался приподнять счастье, но даже не почувствовал веса.
«Ага, значит не от музыки….» - вразумил он себя.
«Что же ты натворил?» - спросил его кто-то. Он удивился и поднял голову к небу.
«Думаешь, дурак, к тебе с неба обращаются?» - упорствовал незнакомый голос.
«Я перестал думать, когда счастье ударило меня своей дубиной» - сознался он.
«Что же ты натворил?» - настаивал кто-то.
Он не хотел отвечать тому, кто не показывает ему своего лица, и продолжал идти. Он шёл и чувствовал сильную усталость.
У счастья прорезались крылья, и оно стало похоже на стрекозу. Он привязал счастье за крылышки длинной бельевой верёвкой, чтобы оно не отлетало на слишком большое расстояние от него. А сил становилось всё меньше. И уже верёвка с парящим счастьем была для него тяжкою ношей.
«Я так устал» - сказал он счастью однажды – «Так устал. Мне перестали сниться  сны, и всё опротивело». Счастье опустилось с неба к самому его лицу и с сомнением стало всматриваться в него. «Это оттого, что ты забыл, что такое не быть счастливым?» - спросило его счастье с робкой улыбкой. «Ерунда!» - отмахнулся он. И они продолжили путь. Счастье порхало, а он, понуро опустив голову, плёлся, и счастья не замечал: спал на ходу. Счастье хотело удивить его чем-нибудь. Кормило манной небесной. Строило воздушные замки. А он думал только о том, что ему больше не снятся сны. Счастье забросило полёты и стало совсем ручное. Остригло косы и побледнело вместе с ним. Держало за руку и преданно заглядывало в глаза.
Он лёг, однажды, посреди дороги и сказал, что дальше никуда не пойдёт, потому что не видит смысла. Счастье полежало рядом, поприжималось  к холодеющему телу. Да и охладело к нему.
Сон-то ему, наконец приснился.
Когда он проснулся, то хотел поделиться со счастьем радостью, но когда увидел своё счастье, то не смог. «Моё счастье» - подумал он -  «мой сон».
И они продолжили путь.
Он стал с того дня часто задумываться. Мой сон. Мой. Моё счастье. Моё?
И с недоверием из-под бровей счастьем любовался.
Счастью не нравилось недоверие. Моё счастье. Моё?
«Слишком далеко забрели мы» - размышлял он – « Нужно вернуться домой, и сделать клетку. Запереть счастье. Пусть играет на своей дудочке». И крепче сжимал счастье в руках. А ведь счастье стало невесомым. И его охватывал ужас и ещё большее недоверие.
И домой он не шёл, а уж торопился.
Угадало ли счастье его мысли, этого он не знал. А только как-то раз вцепилось оно ему в горло зубами так, что все мысли высыпались из его головы. И пока он собирал их, ползая по дороге, счастье покинуло его.
И он понял, что голый и одинок. Он растерянно стоял на дороге и кликал счастье, не понимая ещё всего, что произошло с ним. Месяц так стоял он, два, три. Лишь в конце четвёртого месяца, когда на дорогу с неба стряхнули хлопья снежинок, завыл он, осознав  свою потерю во всей полноте.
И почувствовал, что земля под ногами круглая, и не удержаться на ней. И испугался. И побежал. И кто-то содрал всю кожу с его спины и стал смотреть сквозь него. И сквозь него пустили холодные северные ветры. Он бежал всё быстрее и быстрее. И не было никого, к кому мог бы обратить он свои заботливо собранные мысли.
Бежал через мост и слышал, как шевелит ресницами река под мостом: сбросься в меня….сбросься!
Бежал по площади, и она была слишком горизонтальной для шагов.
Бежал меж домов, по улицам и закоулкам, и дома были слишком вертикальны для него.
И всё плыло перед его глазами. И он плакал: счастье……счастье….счастье….моё……
Перебирал он в голове массу имён. Но ни одно не помогало ему. Страшно было ему оставаться одному на открытом пространстве. Хотелось спрятаться. И в пробитой спине выли ветры. И взрывалось всё вокруг него и рушилось и свистело. Обваливалось перед ним и позади него. И понял он, что это и есть ад. Его личный ад. Ад, созданный им самим и ему одному видимый и ведомый. И конец не казался близким, но выносить это не было уж более сил.
Но тут он вспомнил, куда должны привести его ноги. И бросился со всех ног и сил. Нашёл последний из всех домов на свете. Им заброшенный и забытый. Пал на колени перед входом и мать открыла ему. Взяла его голову в свои руки: Эта война не может пройти мимо тебя, но эта любовь пройдёт.



Апрель-Май 2007. 

Любовь – самое сильное оружие

Любовь – самое сильное оружие

Каждому человеку хочется жить в мире, построенном на любви, но при этом, никто не верит, что это возможно.

Любовь осталась лишь в детских сказках, потому что каждый понимает, как это хорошо для ребенка и безопаснее в жизни, чем вражда.

Но если бы было возможно сделать таким мир?! Мы живем во враждебном нам мире, где все борются друг с другом, кто кого сожрет, и жизнь становится все хуже.

"Человек – это маленький мир", и с той же злобой и жестокостью, с какой он относится к миру, он начинает относиться к самому себе – реализуя свои эгоистичные желания и ненавидя самого себя! Это раздвоение личности все увеличивается.

Но представьте, если бы мы могли перевести наш взгляд и все наши отношения на путь бережности и любви. Если бы нам вдруг удалось в один миг поднять весь мир и исправить его, так, что никто не крадет, не вредит другому, не использует его ему во вред?

Мы бы увидели обратный мир, и никто бы уже не боялся, что завтра его жизнь будет разрушена. Он бы не боялся, что мы разрушим этот земной шар и похороним себя под отходами собственного производства.

Ведь любовь бы обязывала нас действовать оптимально и правильно. Нам не нужно было бы искать миллиарды рабочих мест, только чтобы занять население, производя ненужные вещи.

Пусть не работают, каждый и так получит необходимое. Ведь им самим тоже не нужно ничего лишнего, живя в таком добром и благожелательном мире. И мы не будем загрязнять эту землю ненужными производствами, которые составляют 90% от всех существующих. Подробнее...