Голодные машины

Автор: Administrator. Опубликовано в Мнения


1. Обмен

Голодные биомашины подключаются к электронным устройствам, чтобы утолить насущную потребность в обмене закодированными сигналами с себеподобными. Чувство удовлетворения, которое они при этом испытывают, считается достаточным основанием для продолжения данного процесса. Само содержание сигналов не имеет принципиального значения, первичным в данном случае является чувство голода — именно оно управляет биомашиной, запрограммированой на бесконечное воспроизводство сигналов. Множество технических устройств, появившихся в последнее время, способствуют увеличению объема передаваемых данных, однако негативным образом сказываются на их качестве. Посылая сигналы, биомашина прежде всего хочет получить на них отклик, который ненадолго насытит ее. Отклик служит подтверждением того, что сигналы биомашины были восприняты и признаны значимыми. Наиболее ценными являются отклики, которые подтверждают право биомашины производить сигналы и побуждают ее к этому. Меньше всего ценятся ответные сообщения, отрицающие это право. Если по каким-либо причинам сообщения остаются без ответа, биомашина как правило меняет их содержание с позитивного на негативное, иными словами она начинает провоцировать другие биомашины сигнализировать о своем состоянии, индуцированном отрицательными сообщениями. В данном случае ответные негативные сообщения вызовут у биомашины такое же чувство удовлетворения, как и позитивные.

Отсутствие откликов на посланные сообщения вызывает у биомашины растущее чувство голода, обозначаемое иногда общим термином «страдание». Если режим страдания продолжительное время не сменяется режимом счастья, биомашина может сломаться и даже самоуничтожиться. К таким же плачевным результатам иногда приводит длительная изоляция или неспособность обмениваться сигналами, вызванная врожденными, либо приобретенными дефектами базовой конструкции. Информационный голод приводит к истощению внутренних ресурсов биомашины, недостача которых восполняется в процессе коммуникации. В ходе специальных исследований было установлено, что более коммуникабельные биомашины функционируют лучше, чем менее коммуникабельные. Однако следует учитывать, что избыточная потребность в обмене сигналами приводит порой к противоположному результату: нуждаясь в постоянном получении откликов, некоторые биомашины теряют способность к продуктивной деятельности и начинают генерировать бессмысленные сообщения, засоряющие информационное пространство. При этом биомашина теряет способность к критическому восприятию откликов и превращается в источник шума, мешающий обмену сигналами между другими биомашинами. Обычно качество посылаемых сообщений снижается прямо пропорционально их количеству. Иногда биогенераторы информационных помех объединяются, чтобы действовать сообща, но в итоге весь созданный ими шум и отклики на него оказываются невостребованными и предаются забвению.

В ХХ-ом веке биомашины значительно усовершенствовали технические устройства для передачи информации на большие расстояния. Возросла их мобильность и функциональность. Объединенные в единую Сеть, они сократили до минимума временной промежуток между отправкой сообщения и откликом на него, что качественно отразилось на коммуникационных процессах: появилась возможность отправлять не только текстовые, но и аудиовизуальные сообщения адресатам, находящимся в любой точке Земли и даже за ее пределами. Казалось, что голод был побежден навсегда, ведь теперь любая биомашина может получать столько откликов на свои сигналы, сколько ей требуется для нормального функционирования. К сожалению, этот прогноз оказался слишком оптимистичным, поскольку в нем не учитывался один существенный фактор. С увеличением поступающих к биомашинам откликов начала возрастать их потребность в количестве этих откликов, и вскоре голод вернулся, многократно усиленный современными технологиями. Раньше биомашина, отправившая сообщение в виде письма, могла месяцами ожидать на него ответа, но теперь голод требует мгновенного и постоянного удовлетворения, которое обеспечивается компьютерами и различными мобильными устройствами. Способность биомашин к функционированию в режиме простоя резко снизилась, что привело к увеличению потребности в обмене сигналами.

Новые поколения биомашин уже на раннем этапе социального программирования подключаются к информационным потокам, в которых они будут вынуждены существовать на протяжении всего своего срока эксплуатации. В этой конфигурации системы режим простоя вообще не предусмотрен, поскольку любое долговременное отключение от средств коммуникации снижает эффективность биомашины и делает ее неконкурентоспособной. Подключаясь к Сети, биомашина начинает непрерывно сигнализировать о своем состоянии, производя сообщения, по которым можно определить ее текущее состояние и составить вероятный прогноз на ближайшее будущее. Если в работе биомашины обнаруживается сбой, ее можно легко изъять из оборота и изолировать с целью проведения ремонтных работ или перепрограммирования. На практике это выглядит следующим образом. Допустим, несколько биомашин, произведенных в одной стране, ломают биомашину, произведенную в другой стране, подавая сигналы под кодовым обозначением «националистические лозунги», и снимают это на мобильный телефон, после чего сами выкладывают сделанную запись в Сеть, посылая тем самым сигнал, требующий отклика. Благодаря этому сбойному сигналу, их быстро вычисляют и лишают возможности передвигаться за пределами ограниченного пространства обозначенного как «тюрьма» или «колония». При этом происходит экономия средств и ресурсов, которые пришлось бы потратить на идентификацию данных биомашин в том случае, если бы подобный сигнал не был ими отправлен. Приведенный пример является экстремальным. Как правило контролирующие системы действуют менее заметно, обрабатывая огромные массивы данных телеметрии и внося коррективы в поведение значительного числа биомашин с помощью средств массовой информации, посредством которых осуществляется непрерывное программирование и перепрограммирование.

2. Трение

Голод, терзающий биомашины, имеет множество проявлений. Одним из самых распространенных является потребность в регулярной стимуляции репродуктивных механизмов, что позволяет биомашине ненадолго перейти в режим удовольствия, оказывающий положительное воздействие на ее функциональное состояние. Встроенный контроллер оберегает биомашину от повышенного износа, ограничивая число возможных стимуляций некоторым промежутком времени между их повторением. Первоначально основной задачей репродуктивных механизмов было изготовление новых биомашин, однако широкое распространение средств контрацепции сделало режим удовольствие главной целью процесса стимуляции. Это привело к уменьшению количества биомашин в некоторых регионах планеты и вызвало необходимость в их перепрограммировании, ориентированном на воспроизводство себеподобных.

Существует несколько способов стимуляции, доступных биомашинам благодаря их конструктивным особенностям. Прежде всего это автостимуляция, которую совершают в тех случаях, когда невозможен непосредственный контакт с другой биомашиной. Автостимуляция наиболее распространена среди новых биомашин, чей срок эксплуатации не превышает 12-16 лет. С ее помощью происходит активация и первичное тестирование механизмов воспроизводства. По прошествии некоторого времени необходимость в ней отпадает, поскольку биомашина получает возможность стимулировать себя посредством контакта с другими биомашинами.

Взаимная стимуляция бывает двух видов: между биомашинами с различными конструкциями репродуктивных механизмов и между биомашинами с одинаковыми конструкциями. Единственное существенное различие заключается в том, что взаимная стимуляция одинаковых биомашин полностью исключает возможность их воспроизводства. В остальном это все тот же процесс трения с использованием подходящих для этого частей биомашины, неизменно заканчивающийся кратковременным переходом в режим удовольствие. Долгое время считалось, что потребность в стимуляции между одинаковыми биомашинами является следствием ошибочного программирования и предпринимались неоднократные попытки их «исправления» в соответствии с общепринятыми стандартами. Однако впоследствии было установлено, что подобные предпочтения возникают вследствие конструктивных особенностей, формирующихся на ранних этапах производства биомашины, и любое вмешательство в эту область чревато фатальными последствиями вплоть до преждевременного окончания срока ее эксплуатации. На сегодняшний день утилизация и перепрограммирование таких биомашин практически не производится, хотя их по-прежнему ограничивают в правах на том лишь основании, что они стимулируют друг друга отличным от общепринятого способом.

Итак, голод заставляет биомашины тереться друг о друга ради непродолжительного пребывания в режиме удовольствия. Вокруг этого нехитрого действа была построена целая индустрия, побуждающая биомашины к данному процессу и одновременно затрудняющая его максимально быстрое осуществление. Раньше биомашины могли приступить к стимуляции только после продолжительного периода ритуальных действий и юридического оформления своих отношений в регистрирующих инстанциях. Однако долгое пребывание в состоянии ожидания вызывало у биомашин немотивированную агрессию и в некоторых случаях приводило в негодность их репродуктивные механизмы, нуждающиеся в постоянном техобслуживании. Поэтому индустрия отказалась от некоторых контролирующих функций и сосредоточилась в основном на производстве образов и нормативов, регулирующих поведение биомашин в заданном коридоре допустимых стандартов поведения. В частности был введен жесткий запрет на стимуляцию биомашин, чей срок службы не достиг 18 лет, а так же санкции за насильную стимуляцию биомашин с основной репродуктивной функцией. Эти и многие другие меры должны были сохранить у них способность к длительному пребыванию состоянии ожидания, но подключенные к коммуникационным сетям биомашины уже не могли функционировать в режиме простоя.

С помощью электронных устройств личного пользования любая биомашина может теперь получить неограниченный доступ к невероятному количеству визуальной информации, изображающей процесс взаимного трения в мельчайших подробностях, и, в случае необходимости, договориться о платной, либо бесплатной стимуляции с другими биомашинами в любое удобное для них время. Возможность получить мгновенное удовлетворение своих потребностей лишь усиливает чувство голода, порождая желания, превосходящие аппаратные возможности биомашины. Так возникает абсолютный голод, который не может быть удовлетворен ни при каких обстоятельствах. Биомашина попадает в ловушку: она уже не способна добровольно отключиться от информационных потоков, доставляющих ей желанные образы, не имеющие ничего общего с окружающей действительностью. Растущий разрыв между воображаемым и реальным вызывает многочисленные программные ошибки, мешающие нормальному взаимодействию биомашины с другими, и приводит иногда не к возрастанию числа стимуляций, а наоборот — к их уменьшению и даже к полному отказу от взаимного трения репродуктивных механизмов. Голод при этом никуда не исчезает, а трансформируется в потребности иного характера, удовлетворение которых наносит невосполнимый урон как самой биомашине, так и окружающим.

Программные ошибки могут быть вызваны не только нереалистичными потребностями, но и внешними факторами, например бессмысленным запретом на платную стимуляцию, установленным в некоторых местах проживания биомашин по совершенно надуманным причинам. Враждебное отношение к взаимному трению одинаковых биомашин также снижает эффективность их повседневной работы. Некоторые биомашины находят удовлетворение в том, чтобы диктовать другим модели поведения, ссылаясь на устаревшие инструкции под кодовым обозначением «священные тексты», регулярное декодирование которых вызывает у многих программные сбои, мешающие адекватному восприятию объективной действительности. Биомашины, восхваляющие свой дизайн и полагающие всех, чей дизайн хоть чем-то отличается, низшим классом устройств непригодных для близких контактов, также создают дополнительные помехи в информационных потоках, инсталлируя свои вредоносные коды в новые поколения биомашин со слабой антивирусной защитой. Все это создает кольцо напряжения вокруг стимуляции репродуктивных механизмов и придает банальному процессу взаимного трения слишком большое значение, которого он явно не заслуживает.

3. Поглощение

Биомашина утоляет голод, поглощая из окружающей среды желаемое: отклики на свои сигналы и удовольствие от трения репродуктивных механизмов, однако помимо желаемого есть еще и необходимое — это топливо и условия эксплуатации. Биомашины не приспособлены к длительному автономному функционированию, поэтому они нуждаются в постоянной дозаправке. Огромную роль в этом процессе играет не только количество и качество топлива, но и форма его подачи, которая зачастую оказывается важнее содержания. Иными словами, некоторые биомашины готовы потреблять топливо низкого качества при условии, что оно будет оформлено и доставлено как более высококачественное. В данном случае поглощается сначала образ топлива и лишь затем само топливо, качество которого определяется не в соответствии с собственным опытом машины, а по заявленным в образе характеристикам. На этой нехитрой схеме построено все современное потребление биомашинами продуктов их деятельности: коммуникационных устройств, средств передвижения, внешних модификаторов, основных и дополнительных услуг. С помощью назойливой трансляции образов через информационные сети осуществляется непрерывная корректировка потребностей биомашин и структур их взаимодействия. Подчиняясь предложенным моделям поведения, биомашины изменяют свой внешний вид с помощью всевозможных устройств, например, драпируют некоторые свои части кусками ткани или наоборот оголяют их. У многих биомашин существует запрет на публичную демонстрацию репродуктивных механизмов, что выглядит по меньшей мере странно, поскольку их местонахождение и назначение ни для кого не являются секретом. Некоторые биомашины готовы платить деньги за то, чтобы только увидеть чужой механизм воспроизводства, либо его изображение. Причиной подобного поведения называют потребность в разнообразии, которая является одним из проявлений чувства голода.

Условия эксплуатации также имеют огромное значение, поскольку их быстрое изменение может сломать биомашину и даже полностью ее уничтожить. Для того чтобы уменьшить количество перегрузок, вызванных неблагоприятными внешними воздействиями, биомашины научились создавать устройства со стабильной внутренней средой, где они могли бы нормально функционировать в стандартном режиме. Сначала это были примитивные ангары природного происхождения, в которых биомашины пережидали опасные атмосферные явления. Затем они стали возводить для себя гаражи, постепенно наращивая их возможности. Со временем произошло функциональное разделение данного типа устройств на три класса: домашнее пространство, рабочее пространство и пространство для развлечений. Задача биомашин свелась к тому, чтобы максимально эффективно организовать свое перемещение между всеми тремя классами устройств, стремясь к улучшению качества каждого из них. Продуктивная деятельность в рабочем пространстве позволяет некоторым биомашинам, запрограммированным на вертикальное движение в иерархических структурах, регулярно обновлять свое жилое пространство и расширяет их возможности в выборе пространства для развлечений. Такая модель поведения предлагается большинству биомашин в качестве стандартной, хотя представляется в достаточной степени очевидным, что рабочее пространство и пространство для отдыха в ней никак не связаны и не могут непосредственно воздействовать друг на друга. Существуют альтернативные модели, в которых рабочее, домашнее и пространство для развлечений являются одним единственным мобильным устройством, представляющим собой аппаратную часть самой биомашины, свободно перемещающейся по сетке товарно-денежных отношений и подключающейся к различным устройствам по мере необходимости.

В данный момент большинство биомашин обеспечено необходимым количеством топлива и относительно комфортными устройствами для проживания, однако чувство голода отнюдь не исчезло. Оно по-прежнему управляет биомашинами и заставляет их желать более качественного топлива и еще более комфортных и функциональных устройств для проживания, перемещения в пространстве и обмена сигналами. Чем больше биомашина получает, тем сильнее становится ее голод. Отказавшись от функционирования в режиме ожидания, она жадно поглощает сигналы, стимуляции и топливо на пределе своих возможностей. Биомашины пожирают пространство, перемещаясь в нем на огромных скоростях, они пожирают время, которого все время не хватает, хотя раньше его было вдоволь, они даже пожирают друг друга, употребляя себеподобных в качестве инструментов для удовлетворения своих потребностей, взращенных тотальным чувством голода, полностью подчинившим их существование.

Биомашины запрограммированы таким образом, что им кажется, будто они сами управляют своими жизнями: совершают осознанный выбор, принимают самостоятельные решения, имеют собственное мнение по различным политическим, экономическим и социальным вопросам. Эта программа не подавляет и не ограничивает биомашину, просто она выдает внешние командные сигналы за внутренние. В действительности подавляющее большинство биомашин, подключенных к коммуникационным сетям, лишь ретранслируют полученную информацию, не фильтруя и не анализируя ее. Все их представления об окружающем мире строятся на основе виртуальных образов, которые давно уже не имеют никакого отношения к объективной реальности. Контролирующие системы диктуют биомашинам, какие средства им следует использовать для утоления голода, а в обмен на это биомашины поддерживают существование контролирующих систем, отдавая им значительную часть продуктов своего труда.

Возникает следующая зависимость. Возрастающие потребности биомашин требуют увеличения производства средств их удовлетворения. Увеличение производства ведет к росту контролирующих систем, занимающихся перераспределением этих средств. Чтобы продолжать расти, контролирующие системы вынуждены с помощью средств массовой информации подстегивать голод биомашин, который в свою очередь приводит к новому витку роста их потребностей. В конце концов, все закончится истощением пригодных для использования ресурсов, и биомашины останутся наедине со своим всепожирающим голодом. Если события будут развиваться по описанному сценарию, то единственным возможным способом избавится от чувства голода станет для них тотальная самоликвидация. Либо биомашины обуздают свой голод, либо голод уничтожит их, расчистив дорогу для других, более совершенных биомашин.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить