Пределы разума

Автор: Administrator. Опубликовано в Мнения

Без «хаоса» нет познания. Без частого отказа от разума нет прогресса.

Пол Фейерабенд «Против метода»

1

Порой разум не способен осознать пределы собственного могущества и избежать многочисленных ошибок, возникающих из-за неадекватного восприятия действительности. На протяжении нескольких тысячелетий рождались люди, которые успешно противостояли натиску разума, и он ничего не мог с ними поделать. Недостаточно ведь просто сказать: «Если ты сам не будешь решать за себя, то за тебя будут решать другие», поскольку человек может спокойно на это ответить: «И очень хорошо. Пусть другие решают за меня. Почему я должен тратить свое время на выбор управляющих компаний, страховщиков и губернаторов? Пусть этим занимается государство, ведь я плачу налоги и взятки. Пусть государство не только берет мои деньги, но и тоже за что-нибудь отвечает, иначе зачем оно нужно? Президент с удовольствием рассуждает о «диктатуре закона» и о «вертикали власти», а когда приходит время раскошелиться, тот же самый президент заявляет нам: «Мы против патернализма. Живите своим умом». Если государство ведет себя безответственно, то почему мы должны поступать по-другому?»

Вы возражаете этому человеку: «А как же свобода?» На что он резонно отвечает: «Зачем мне свобода, когда нечего есть?» Голодным свобода не нужна. Им нужен Чиновник, который построит дом вместо сгоревшего незастрахованного жилья, установит «справедливые» цены на хлеб и бензин, создаст иллюзию безопасности и востребованности. Человек приходит в магазин и спрашивает: «Почему все так дорого?», а ему в ответ: «Не нравится — не ешь». С точки зрения обывателя, свободный человек теряет больше, чем приобретает. Для рабов системы слово «свобода» давно стало синонимом слова «разруха». Кто из демократов первой волны мог представить, что население страны на 95% состоит из воров, бандитов, алкоголиков, лентяев и просто дураков, готовых отдать свои деньги первому встречному жулику, который пообещает им скорое обогащение? Сегодня принято ругать демократию, но разве демократия виновата в том, что многим не хватило ума воспользоваться ее плодами по назначению? Демократия и свобода — это два зеркала, в которых отражается истинное лицо народа или, как в некоторых случаях, тупая алчная морда хищника, который умеет только убивать и жрать, и не способен ни к какой созидательной деятельности.

«Нужно обеспечить людям достойную жизнь, — говорите вы, — тогда западные ценности будут востребованы в нашей стране». Но вот парадокс: с одной стороны мы имеем человека, живущего в депрессивном регионе и работающего на трех работах, чтобы прокормить свою семью, и ему просто некогда думать о высоких материях, о свободе и демократии. А с другой стороны — представитель «золотой молодежи», которому просто лень задумываться о чем-то, что не входит в сферу его интересов. Он сыт и одет, но ему на все наплевать, и вы не можете достучаться до него, потому что ему не нужны ни вы, ни ваша демократия, ни ваши ценности. Он хозяин жизни и чихать хотел на остальных. «Не парься, — отвечает он, улыбаясь, — у меня все схвачено». С горбатыми можно говорить по-горбатому, а как говорить с глухими, которые не хотят слышать никаких доводов рассудка? Разум повержен безразличием людей к своей собственной судьбе.

Пропаганда западных ценностей не должна быть слишком заумной. Простым людям нужно на понятных конкретных примерах объяснять преимущества европейского образа жизни для их желудков и кошельков. В противном случае количество людей, разделяющих западные ценности в России, будет неуклонно уменьшаться. Сегодня любой умный человек понимает: если для того, чтобы стать успешным и обеспечить своих детей, нужно вступить в Партию и неистово аплодировать на собраниях, бездумно одобряя все «гениальные» решения руководства, то он это сделает, потому что это более разумно, чем регулярно подвергаться избиениям на митингах в защиту Конституции. Поэтому умные постепенно разбредаются в поисках сытных кормушек, а с дураками далеко не уедешь.

К тому же не следует забывать, что западные ценности постепенно изживают себя. На смену свободе слова пришла пресловутая политкорректность, свободу передвижения отодвинули на задний план унизительные досмотры и проверки в аэропортах. Чем больше говорят нам о свободе с экранов телевизора, тем меньше свободы у нас остается. Скоро мы будем выходить из дома по паспорту и сдавать отпечатки пальцев, чтобы попасть в метро. Все это, разумеется, только для нашей с вами безопасности, но такая безопасность несовместима со свободой. Свободными будут лишь террористы, которые пользуются поддельными паспортами и делают операции по перемене внешности, а остальные окажутся связаны по рукам и ногам, не в силах сопротивляться внешним угрозам, исходящим как от преступников, так и от преступных режимов.

2

Разум не может одержать победу в честной борьбе против безумия и нежелания думать. Поэтому против таких людей он принимает репрессивные (то есть заведомо неразумные) меры: изолирует их в психиатрических лечебницах и подавляет негуманными методами. Разум полезен и эффективен в общении только с разумными людьми, но против людей неразумных он оказывается бессилен. Пьяный хулиган на улице не слышит слов и не внемлет аргументам, только грубая физическая сила может его утихомирить и призвать к порядку. На словах человек может согласиться со всеми вашими доводами в пользу так называемых «общечеловеческих ценностей», но вести себя он все равно будет как дикий варвар: «Вы абсолютно правы, частная собственность действительно должна быть неприкосновенной, а теперь выворачивайте карманы и не вздумайте кричать».

Выражение «карательная психиатрия» бессмысленно, потому что другой психиатрии просто не бывает. Любая психиатрическая «помощь» есть, по сути, принуждение и насилие над личностью. Нам говорят: «Мы изолируем сумасшедших, чтобы они не совершили в будущем каких-нибудь преступлений». Но по этой же надуманной причине можно изолировать вообще всех людей, потому что каждый из нас может вольно или невольно совершить когда-нибудь преступление. Ни в чем не виноватого человека сажают в палату и накачивают лекарствами, разрушающими организм, а в это время по улицам городов ходят тысячи людей, готовых убить друг друга за любое неосторожное слово. При такой постановке вопроса разум предпочитает отмалчиваться и прятать свои окровавленные клыки под маской гуманизма.

Сто лет назад гомосексуализм считался психическим заболеванием. Сегодня мы знаем, что «ядерный» гомосексуализм является следствием необратимых изменений в головном мозге плода, которые возникают в силу разных причин во время беременности, и уже не пытаем геев просто за то, что они в чем-то отличаются от нас. Однако в психиатрических лечебницах содержатся в ужасных условиях тысячи людей с неадекватным диагнозом «шизофрения», вся вина которых заключается лишь в том, что они иначе смотрят на мир. Того, кто не согласен с действующим режимом, называют «диссидентом» и тайно восхищаются его смелостью. Того же, кто не согласен с господствующей картиной мира, считают шизофреником, жалеют его, но чаще презирают.

Все эти странности и противоречия возникли из-за неправильного понимания сути разума и его целей. Задача разума не в поисках пресловутой Истины или истин и не в построении более разумного и справедливого общества, а совсем в другом. На планете Земля живет лишь одно существо, имя которому Генетический Код. С точки зрения Кода разум — это инструмент для защиты жизни и ее максимального распространения. Если завтра мы узнаем, что к Земле приближается астероид, который уничтожит нашу планету, мы сможем поместить простейшие формы жизни в космические корабли и запустить их к недавно открытым планетам в других звездных системах. Человечество погибнет, но Код выживет. Через сто или тысячу лет в подобной ситуации ученые и инженеры смогут создать космический корабль, с помощью которого они спасутся от тотального уничтожения, а религиозники и мракобесы останутся на Земле и погибнут, ведь для выживания Кода они не нужны. Не умеешь делать ничего полезного — сиди и молись, пока тебя не разорвет на куски. В этом и заключается единственный и неоспоримый аргумент разума против религии и лженаук. Аскеты и коллекционеры марок не могут спасти жизнь, в отличие от физиков.

Потребители — это всего лишь экономический ресурс для ученых. Если они начинают считать себя «венцом творения» и вести себя соответствующим образом, то ничем хорошим это закончиться не может. На Земле существует только одна высшая каста Кода — люди, которые способствуют развитию науки, а все остальные, включая политиков, — лишь обслуживающий персонал.

Недаром увлечение человечества космосом совпало с пиком распространения атеизма. Но потом выяснилось, что современные технологии еще очень долго не смогут осуществить мечту человечества о межпланетных и межзвездных путешествиях, и атеизм пошел на спад. Фильм Годфри Реджио «Коянискаци» поставил жирный крест на излишне оптимистичных фантазиях о том, что вскоре на Марс будут ходить автобусы. «Хватит мечтать о космосе, — говорят нам воспрянувшие религиозники. — Пора подумать о душе». И разум отступил, потому что его главный козырь, на который он так надеялся и уповал, оказался спрятан где-то в глубине колоды и до него еще только предстоит добраться. Но игра продолжается.

3

Разумный человек исходит из заведомо неверного предположения, что все люди разумны или потенциально разумны, однако это не так. Сейчас в Европе остро встала проблема мигрантов. С точки зрения законопослушных европейцев приезжие ведут себя совершенно неразумно: они не верят в созидающую силу труда, распространяют вредоносные религиозные культы и ухудшают общую криминогенную обстановку. Разум не может их переубедить, и ему на смену приходит национализм как единственное реальное средство защиты социума от нашествия варваров. В этом нет ничего нового, ведь еще полтора века назад Константин Победоносцев предупреждал, что развитие демократии неизбежно приведет к всплеску националистических настроений. Но его заклеймили как реакционера и душителя свобод, и вскоре Российская Империя утонула в крови, не получив взамен ни крупицы свободы.

Если националисты победят в Европе мигрантов, то кто потом избавит Старый Свет от самих националистов? Пережив XX-ый век, мы прекрасно знаем, что печи Освенцима никогда не погаснут сами собой. В 1945-ом году Адольфа Гитлера и его систему победил еще более страшный тиран — Иосиф Сталин. Причем Сталин переиграл своего противника и тактически и стратегически. Его победа была предрешена еще в 1939-ом, когда между СССР и Третьим Рейхом был заключен договор о ненападении. Что бы ни делал Гитлер после 23 августа 1939-го года, его поражение было уже неизбежно. Единственное, что он мог сделать — это спасти Европу от превращения в один большой коммунистический ГУЛАГ (а заодно спасти и свою собственную шкуру), и 22 июня 1941-го он попытался это сделать, причем успешно. В результате Европа избежала геноцида по классовому признаку и в благодарность заклеймила Гитлера как величайшего преступника всех времен и народов. Гитлер действительно был преступником, но этот неоспоримый факт не освобождает воспитанных европейцев от обязанности сказать ему хотя бы одно вполне заслуженное «спасибо». Впрочем, приятно осознавать, что неблагодарные свиньи живут не только по эту сторону границы.

На то, чтобы очистить мир от последствий сталинизма ушло еще полвека, но советскую систему победил вовсе не капиталистический строй и не демократия. В глобальной войне за мировое господство одержал верх Его Величество Потребитель. Сегодня миром правит не разум и не вера, а экономическая целесообразность. Потребитель не хочет ни за что отвечать и ни о чем думать, его главная и единственная задача — переработать биосферу Земли в мобильные телефоны, автомобили и гамбургеры, и он не остановится, пока не останется в гордом одиночестве на мертвой планете с библией в одной руке и с пистолетом в другой. Лишь тогда он осознает, что потребление имеет свой объективный предел, но будет уже слишком поздно. Голос Потребителя, капризный и пронзительный, — это голос самой Смерти.

Таким образом, разум ничего не может противопоставить ни варварству, ни национализму, ни потребительству. Убить чудовище может только другое чудовище, более страшное и сильное, и выход из этого замкнутого круга может быть только один. До сих пор человечество порождало единообразный ряд монстров — надличностные структуры в виде тоталитарных государств и бесчеловечных идеологий, но никогда еще сам человек не становился чудовищем достаточно могущественным, чтобы победить любые государства и идеологии. Человек-чудовище свободен от любой попытки поработить его, он разумен настолько, чтобы победить разум, и безумен в достаточной степени, чтобы одолеть любое безумие. Он способен успешно противостоять любой армии и любому правящему режиму. Он не входит ни в какое «мы» и не подчиняется никакому «я». Его мышление преодолело границы между «есть» и «должно быть». Он — существо, которое созидает собственное для других, вместо того, чтобы потреблять отжившие свое религии и идеологии. Он лидер без последователей и бог без рабов, чей свободный дух преодолевает преграды задолго до того, как успеет их осознать, созидательная сила, перетекающая из одной формы в другую, проживающая множество жизней как последовательно, так и одновременно. Его голосом говорит сам Код, изменчивый и непостижимый.

К чему мы пришли, находясь внутри Западного мира? К здоровому, раскрепощенному, творческому сверхчеловеку или к чему-то противоположному? Скорее ко второму, чем к первому. От романтического образа сверхчеловека, созданного Фридрихом Ницше не осталось и следа, вместо него мы получили новый тип человека, высмеянный братьями Чепмэнами в скульптуре «Сверхчеловек», представляющей собой полностью парализованного ученого Стивена Хокинга, восседающего на инвалидной коляске на вершине скалы, к которой когда-то был прикован Прометей. Прометей был освобожден, но стал ли он свободен? Западная цивилизация превратилась в античеловеческую машину. Она подавляет способности человека, делая их ненужными. Мы разучились самостоятельно бороться с микробами, потому что у нас есть антибиотики. Мы разучились считать, потому что у нас появились калькуляторы и компьютеры. Мы разучились ходить, потому что у нас есть автомобили. Сможем ли мы когда-нибудь научиться летать? Вряд ли.

Если ситуация не изменится, то вскоре каждый из нас окажется прикованным к инвалидному креслу на вершине своей собственной маленькой скалы, и не останется никого, кто сможет по достоинству оценить злую шутку, которую сыграла с нами судьба, ведь последний человек умеет только моргать и больше ничего.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить