Платоновы Тела

Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 

Платоновы Тела

Каждый, изучавший священную геометрию или даже просто обычную геометрию, знает, что существуют пять уникальных форм, и для понимания как священной, так и обычной геометрии они являются решающими. Их именуют Платоновыми телами (Рис.6-15>).

Платоново тело определяется некоторыми характеристиками. Прежде всего, все грани его имеют одинаковый размер. Например, куб, самое известное из Платоновых тел, имеет каждой своей гранью квадрат, и все его грани - одинакового размера. Второе, все рёбра Платонового тела имеют одинаковую длину; все рёбра куба – одной длины. Третьее: все внутренние углы между гранями имеют одинаковую величину. В случае куба, этот угол равен 90 градусам. И четвёртое: если Платоново тело поместить внутрь сферы (правильной формы), то все вершины его будут касаться поверхности сферы. Таким определениям, кроме куба (А), отвечают только четыре формы, обладающие всеми этими характеристиками. Вторым будет тетраэдр (В) (тетра означает «четыре») –это полиэдр, имеющий четыре грани, все - равносторонние треугольники, одинаковую длину рёбер и одинаковый угол, и – все вершины касаются поверхности сферы. Другая простая форма – это октаэдр (С) (окта значит «восемь»), все восемь граней представляют собой равносторонние треугольники одинакового размера, длина рёбер и углов одинакова, и все вершины касаются поверхности сферы.

Остальные два Платоновых тела немного сложнее. Один называется икосаэдром (D) - значит, он имеет 20 граней, имеющих вид равносторонних треугольников при одинаковой длине рёбер и углов; все его вершины тоже касаются поверхности сферы. Последний называется пентагональным додeкаэдром (Е) (додэка - это 12), гранями которого являются 12 пентагонов (пятиугольники) при одинаковой длине рёбер и одинаковых углах; все его вершины касаются поверхности сферы.

Если вы – инженер или архитектор, то вы изучали эти пять форм в колледже, хотя бы поверхностно, потому что они являются базовыми структурами.

Их источник: Куб Метатрона

Если вы изучаете священную геометрию, то неважно, какую вы раскроете книгу: она покажет вам пять Платоновых тел, потому что они являются азбукой священной геометрии. Но если вы прочитаете все эти книги – a я прочитал их почти что все – и спросите специалистов: «Откуда берутся Платоновы тела? Каков их источник?», то почти каждый скажет, что он не знает. Дело в том, что происходят эти пять Платоновых тел из первой информационной системы Плода Жизни. Сокрытые в линиях Куба Метатрона (см. Рис.6-14>), все эти пять форм там существуют. При разглядывании Куба Метатрона вы смотрите на все пять Платоновых тел одновременно. Чтобы увидеть каждое из них лучше, вам нужно проделать заново тот трюк, где вы стирали некоторые из линий. Стерев все линии за исключением нескольких определённых, вы получите этот куб (Рис.6-16 >).

Ну что, видите куб? В действительности, это куб внутри куба. Некоторые из линий проведены пунктиром, потому что они оказываются за передними гранями. Они невидимы, если куб становится сплошным, непрозрачным телом. Вот непрозрачная форма большего куба (Рис.6-16а>). (Убедитесь в том, что вы его видите, потому что увидеть следующие фигуры по мере нашего продвижения будет всё труднее и труднее).

Стирая некоторые линии и соединяя другие центры (Рис.6-17>), вы получаете два вставленных друг в друга тетраэдра, которые образуют звёздный тетраэдр. Как и в случае с кубом, на самом деле вы получаете два звёздных тетраэдра, один в другом. Вот сплошная форма большего звёздного тетраэдра (Рис.6-17а>).

Рис.6-18> – это октаэдр внутри другого октаэдра, хотя вы смотрите на них под определённым особым углом. Рис.6-18а> – непрозрачная версия большего октаэдра.

Рис.6-19> – один икосаэдр внутри другого, и Рис.6-19а> – непрозрачная версия большего из них. Это становится как-то проще, если вы рассматриваете его таким образом.

Это - трёхмерные объекты, исходящие из тринадцати кругов Плода Жизни.

Это картина Суламифь Вулфинг – Христос-Младенец внутри икосаэдра (Рис.6-20>), что очень соответствует истине, поскольку икосаэдр, как вы сейчас увидите, представляет воду, а Христос был крещён в воде, начале нового сознания.

Это пятая и последняя форма – два пентагональных додекаэдра, один в другом (Рис.6-21>) (здесь для простоты показан только внутренний додекаэдр).

Рис. 21 – это сплошная форма.

Как мы видели, все пять Платоновых тел могут быть обнаружены в Кубе Метатрона (Рис.6-22>).

Недостающие линии

Когда я искал последнее Платоново тело в Кубе Метатрона, додекаэдр, у меня ушло на это около двадцати лет. После того, как ангелы сказали: «Они все тут внутри», я начал смотреть, но никак не мог найти додэкаедр. Наконец, однажды один ученик сказал мне: «Эй, Друнвало, ты забыл некоторые линии Куба Метатрона.» Когда он показал их, я посмотрел и сказал: «Ты прав, я забыл». Я думал, что я соединил все центры между собой, но некоторые я, оказывается, забыл. Не удивительно, что я не мог найти этот додекаэдр, потому что его определяли эти недостающие линии! Более двадцати лет я был убеждён, что у меня были проведены все линии, в то время, как у меня их не было.

Это одна из больших проблем науки, когда считается, что задача разрешена; затем она двигается дальше и использует эту информацию для дальнейших своих построений. Сейчас, например, наука имеет такого же рода проблему вокруг тел, падающих в вакууме. Всегда считалось, что они падают с одинаковой скоростью, и многое в нашей передовой науке основывается на этом фундаментальном «законе». Было доказано, что это не так, но наука этим всё равно продолжает пользоваться. Вращающийся шар падает значительно быстрее, чем невращающийся. Когда-то наступит день научной расплаты.

Когда я был женат на Макки, она тоже была очень увлечена священной геометрией. Её работа для меня очень интересна, потому что она представляет женский аспект, там действуют пентагональные энергии правого полушария мозга. Она показывает, как эмоции, цвета и формы - все взаимосвязаны. В действительности она нашла додекаэдр в Кубе Метатрона прежде, чем это сделал я. Она взяла его и сделала нечто такое, до чего я бы никогда не додумался. Видите ли, Куб Метатрона обычно рисуется на плоской поверхности, но в самом деле это трёхмерная форма. Так, однажды я держал в руках это трёхмерную форму и пытался найти там додэкаедр, а Макки сказала: «Дай-ка, я взгляну на эту штуку». Она взяла трёхмерную форму и провернула его на угол пропорции f (phi ratio). (О чём мы ещё не говорили, так это то, что пропорция (ratio) Золотой Середины, именуемая также пропорцией f (phi ratio), равняется точно 1,618) . Вращение формы таким образом было чем-то, до чего я бы никогда не додумался. Проделав это, она обрисовала отбрасываемую этой формой тень и получила такое изображение (Рис.6-23>).

Макки сначала сама создала это, а затем передала мне. Центр тут находится в пентагоне А. Затем, если вы возьмёте пять пентагонов, выходящих из А (пентагоны В) и ещё по одному пентагону, выходящему из каждого из этих пяти (пентагоны С), вы получаете развёрнутый додекаэдр. Я подумал: «Вау, я впервые нахожу тут вообще какой-то додэкаедр.» Она проделала это за три дня. Я никак не мог найти его целых двенадцать лет.

Однажды мы почти целый день провели за разглядыванием этой картинки. Она была потрясающа, потому что все до единой линии на этой картинке соответствуют пропорции Золотой Середины. И всюду тут – трёхмерные прямоугольники Золотой Середины. Один есть в точке Е, где два ромба, сверху и снизу, являются верхом и низом трёхмерного прямоугольника Золотой Середины, а пунктирные линии являются его рёбрами. Это поразительная штука. Я сказал: «Я не знаю, что это такое, но это, вероятно, очень важно». Так, мы отложили это, чтобы поразмыслить потом.

Квази-кристаллы

Позже я узнал о совершенно новой науке. Эта новая наука полностью изменит мир технологии. При использовании новой технологии металлурги наверняка смогут создать металл в десять раз твёрже алмаза, если вы можете себе такое вообразить. Он будет невероятно прочным.

Долгое время при исследовании металлов для того, чтобы увидеть, где расположены атомы, пользовались методом, именуемым рентгеновской дифракцией. Скоро я покажу фотографию рентгеновской дифракции. Обнаружились некие особые модели, определяющие существование только каких-то определённых атомных структур. Казалось, что это-то и всё, что можно узнать, потому что это было всё, что возможно было обнаружить. Это ограничило возможность изготовления металлов.

Затем, в журнале «Scientific American» проходила игра, которая основывалась на модели Пенроуза. Был такой британский математик и релятивист, Роджер Пенроуз (Roger Penrose), вычислявший, как уложить черепицу, плитки которой имеют форму пентагона, так, чтобы она полностью покрывала плоскую поверхность. Полностью покрыть плоскую поверхность черепицей в форме только лишь пентагонов невозможно – заставить это работать нет никакой возможности. Тогда он предложил две формы ромба, являющиеся производными от пентагона, и, используя эти две формы, ему удавалось создать множество различных моделей, покрывающих плоскую поверхность. В восьмидесятых годах журнал «Scientific American» предложил игру, суть которой сводилась к тому, чтобы сложить уже эти данные модели в новые формы; впоследствии это дало возможность учёным-металлургам, наблюдавшим за игрой, предположить существование чего-то нового в физике.

В конце концов, они обнаружили новую модель атомной решётки. Она существовала всегда; они просто её обнаружили. Эти модели решёток теперь именуются квази-кристаллами; это новое явление (1991). Через металлы они вычисляют, какие формы и модели возможны. Учёные находят способы использования этих форм и моделей для изготовления новых металлических изделий. Я готов биться об заклад, что модель, которую получила Макки из Куба Метатрона, является самой замечательной из всех, и что любая модель Пенроуза является её производной. Почему? Потому, что она вся подчинена закону Золотого Сечения, она основная – она произошла непосредственно из основной модели в Кубе Метатрона. Хотя это не моё дело, но когда-нибудь, вероятно, я определю, так ли это. Я вижу, что вместо того, чтобы использовать две модели Пенроуза и пентагон, тут используется только одна из этих моделей и пентагон (Я как раз подумал, что я предложил бы этот вариант). То, что происходит в этой новой науке сейчас, интересно.

Новейшая информация: Согласно данным Девида Эдейра (David Adair), NАSА только что изготовила в космосе металл, который в 500 раз прочнее титана, лёгок, как пена и прозрачен, как стекло. Основан ли он на этих законах?

По мере того, как будут разворачиваться события в этой книге, вы обнаружите, что священная геометрия может в подробностях объяснить любой, какой бы то ни было, предмет. Не существует ни единого явления, которое вы могли бы произнести своим голосом, чтобы оно не могло бы быть описано целиком, полностью и в совершенстве, с учётом всего возможного знания, священной геометрией. (Мы различаем понятия «знание» и «мудрость»: мудрость нуждается в опыте). Однако же, более важная цель этого труда заключается в напомнинании вам того, что вы сами имеете потенциал живого поля Мер-Ка-Ба вокруг своего тела и в том, чтобы научить вас, как его использовать. Я буду постоянно подходить к местам, где я отклоняюсь ко всякого рода корням и ветвям и говорю на всевозможные мыслимые и немыслимые темы. Но я всегда буду возвращаться назад в колею, потому что я веду всё в одном определённом направлении, к Мер-Ка-Ба, световому телу человека.

Много лет я провёл в изучении священной геометрии, и уверен, что можно узнать всё, что вообще узнать возможно, всё что угодно о любом предмете, стоит только сосредоточить своё внимание на сокрытой за этим предметом геометрии. Всё, что необходимо, это компас и линейка – вам даже компьютер не нужен, хотя, он помогает. Всё знание вы уже имеете внутри себя, и всё, что вам нужно сделать, это раскрыть его. Вы просто исследуете карту движения духа в Великой Пустоте, вот и всё. Вы можете разгадать тайну любого предмета.

Подведём итог: первая информационная система выходит из Плода Жизни через Куб Метатрона. Соединением центров всех сфер вы получаете пять фигур – в действительности шесть, потому что ещё есть центральная сфера, с которой всё начиналось. Так, вы имеете шесть первоначальных форм – тетраэдр, куб, октаэдр, икосаэдр, додекаэдр и сфера.

Новейшая информация: В 1998 году мы начинаем развивать ещё одну новую науку: нанотехнологию. Мы создали микроскопические «машины», способные входить внутрь металла или кристаллических матриц и перестраивать атомы. В 1996 или 1997 годах в Европе при использовании нанотехнологии был создан алмаз из графита. Это алмаз размером около трёх футов в поперечнике, и он – настоящий. Когда соединятся наука о квази-кристаллах и нанотехнология, то наше представление о жизни тоже изменится. Взгляните на конец 1800-ых годов по сревнению с сегодняшним днём.

Платоновы тела и Элементы

Такие древние алхимики и великие души, как Пифагор, отец Греции, считали, что каждая из этих шести фигур представляет собой модель соответствующего элемента (Рис.6-24>).

Тетраэдр считался моделью элемента огня, куб – земли, октаэдр – воздуха, икосаэдр – воды, и додекаэдр – эфира. (Эфир, прана и энергия тахиона) – всё это одно и то же; оно распространено всюду и доступно в любой точке пространства/времени/измерения. Это великая тайна технологии нулевой точки. И сфера представляет Пустоту. Эти шесть элементов являются строительными кирпичиками вселенной. Они создают качества вселенной.

В алхимии обычно говорится только об этих элементах: огонь, земля, воздух и вода; редко упоминается эфир или прана, потому что это настолько священно. В Пифагорейской школе, стоило бы вам только лишь упомянуть за стенами школы слово «додекаэдр», как вас убили бы на месте. Настолько священной считалась эта фигура. О ней даже не говорили. Спустя двести лет, при жизни Платона, о ней говорили, но только очень осторожно.

Почему? Потому, что додекаэдр расположен у внешнего края вашего энергетического поля и является высшей формой сознания. Когда вы достигаете 55-футового предела своего энергетического поля, то оно будет иметь форму сферы. Но самая близкая к сфере внутренняя фигура – это додекаэдр (в действительности, додекаэдро-икосаедральная взаимосвязь). Вдобавок к этому, мы живём внутри большого додекаэдра, который содержит в себе вселенную. Когда ваш ум достигает предела пространства космоса – а предел тут есть – то он натыкается на додекаэдр, замкнутый в сфере. Я могу сказать это потому, что человеческое тело является голограммой вселенной и содержит в себе те же самые основы и законы. Двенадцать созвездий зодиака входят сюда же. Додекаэдр есть завершающая фигура геометрии и она очень важна. На микроскопическом уровне, додекаэдр и икосаэдр являются относительными параметрами ДНК, планами, по которым построена вся жизнь.

Можно соотнести три столбика на этом изображении (Рис.6-24>) с Древом Жизни и тремя первичными энергиями вселенной: мужской (слева), женской (справа) и детской (в центре). Либо же, если вы вникаете непосредственно в структуру вселенной, то имеете протон слева, электрон справа и нейтрон посередине. Этот центральный столбик, который является созидающим, есть младенец. Помните, чтобы начать процесс выхода из Пустоты, мы шли от октаэдра к сфере. Это начало процесса созидания, и обнаруживается оно в младенце, или центральном столбике.

Левый столбик, содержащий тетраэдр и куб, представляет мужскую составляющую сознания, левое полушарие мозга. Гранями этих полигонов являются треугольники или квадраты. Центральный столбик – это мозолистое тело (corpus callosum), соединяющее левую и правую стороны. Правый столбик, содержащий додекаэдр и икосаэдр представляет женскую составляющую сознания, правое полушарие мозга, и грани этих полигонов составлены из треугольников и пентагонов. Таким образом, полигоны слева имеют трёх- и четырёхрёберные грани, а формы справа имеют трёх- и пятирёберные грани.

Говоря языком Земного сознания, правый столбик является недостающей составляющей. Мы создали мужскую (левую) сторону Земного сознания, и теперь, для достижения целостности и равновесия, мы завершаем создание женской составляющей. Правая сторона связана также с Христовым сознанием или сознанием единства. Додекаэдр является основной формой сетки Христова сознания вокруг Земли. Две формы правого столбика представляют собой друг относительно друга то, что именуется парными фигурами, то есть, если вы соедините центры граней додекаэдра прямыми линиями, то получите икосаэдр, если же вы соедините центры икосаэдра, то получите опять додекаэдр. Многие многогранники имеют пары.

Священные 72

В книге Дан Уинтера «Математика Сердца» (Dan Winter, Heartmath) показано, что молекула ДНК составлена из взаимоотношений двойственности додекаэдров и икосаэдров. Можно увидеть также, что молекула ДНК представляет собой вращающийся куб. При повороте куба последовательно на 72 градуса по определённой модели, получается икосаэдр, который, в свою очередь, составляет пару додекаэдру. Таким образом, двойная нить спирали ДНК построена по принципу двухстороннего соответствия: за икосаэдром следует додекаэдр, затем опять икосаэдр, и так далее. Это вращение через куб создаёт молекулу ДНК. Уже определено, что в основе структуры ДНК лежит священная геометрия, хотя, могут обнаружиться ещё и другие скрытые взаимосвязи.

Этот угол в 72 градуса, вращающийся в нашей ДНК, связан с планом/назначением Великого Белого Братства. Как вам, быть может, известно, с Великим Белым Братством связано 72 ордена. Многие говорят о 72 ангельских орденах, а Иудеи упоминают 72 названия Бога. Причина, почему именно 72, имеет отношение к строению Платоновых тел, что связано также с сеткой Христова сознания вокруг Земли.

Если взять два тетраэдра и наложить их друг на друга (но в различных положениях), то получится звёздный тетраэдр, который при рассмотрении под определённым углом будет выглядеть никак иначе, как куб (Рис.6-25>). Вы можете увидеть, как они взаимосвязаны. Таким же образом можно сложить вместе пять тетраэдров и получить икосаэдральный колпачок (Рис.6-26).

Если создать двенадцать икосаэдральных колпачков и наложить по одному на каждую грань додекаэдра (на создание додекаэдра потребуется 5 раз 12 или 60 тетраэдров), то это будет звёздный – stellated – додекаэдр, потому что каждая его вершина оказывается точно над центром каждой грани додекаэдра. Парная ему фигура будет составлена из 12 вершин в центре каждой грани додекаэдра и окажется икосаэдром. Эти 60 тетраэдров плюс 12 точек в центрах составят в сумме 72 – опять число орденов, связанных с Белым Братством. Братство в действительности действует через физические взаимоотношения этой звёздной формы додекаэдра/икосаэдра, которая является основой сетки Христова сознания вокруг мира. Иными словами, Братство предпринимает попытки выявления сознания правого полушария мозга планеты.

Первоначальный орден был Альфой и Омегой – Орден Мелхизедек, который был основан Мачивентой Мелхизедек (Machiventa Melchizedek) около 200200 лет назад. С тех пор были основаны другие ордена, всего 71. Самый молодой – это Братство Семи Лучей в Перу/Боливия, семьдесят второй орден.

Каждый из 72 орденов имеет ритм жизни, подобный синусоиде, где некоторые из них проявляются в течение какого-то отрезка времени, затем на некоторое время исчезают. У них есть биоритмы точно также, как имеет их человеческое тело. Цикл Ордена Розенкрейцеров, например, составляет столетие. Они проявляются на сто лет, затем на следующие сто лет исчезают совершенно – они буквально исчезают с лица Земли. Спустя сто лет, они опять появляются в этом мире и действуют в течение следующих ста лет.

Все они находятся в различных циклах и все действуют сообща ради достижения одной цели – вернуть Христово сознание назад на эту планету, чтобы восстановить эту утраченную женскую составляющую сознания и привести к равновесию левое и правое полушарие мозга планеты. Есть другой способ рассмотрения этого явления, коорый действительно необычен. Я к этому подойду, когда мы будем говорить об Англии.

Использование бомб и понимание основной модели творения

Вопрос: Что происходит с элементами, когда взрывают атомную бомбу?

Что касается элементов – они превращаются в энергию и другие элементы. Но дело не только в этом. Имеются бомбы двух видов: распада и расплава - термоядерные. Распад расщепляет материю на части, а термоядерная реакция сплавляет её воедино. Со сплавлением воедино всё в порядке – относительно этого никто не жалуется. Все известные солнца во вселенной представляют собой термоядерные реакторы. Я отдаю себе отчёт в том, что произносимое мною сейчас ещё не признано наукой, но - разрывание материи на части здесь, на Земле, воздействует на соответствующую область во внешнем космосе – как вверху, так и внизу. Иными словами, микрокосмос и макрокосмос взаимосвязаны. Вот почему реакция распада находится вне закона во всей вселенной.

Взрывание атомных бомб вызывает также чудовищное нарушение равновесия на Земле. Например, если принять во внимание, что созидание уравновешивает землю, воздух, огонь, воду и эфир, то атомная бомба становится причиной проявления огромного количества огня на одном месте. Это приводит к нарушению равновесия и Земля должна на это отреагировать.

Если вылить на город 80 биллионов тонн воды, это тоже будет неуравновешенной ситуацией. Если только где-то оказывается слишком много воздуха, слишком много воды, слишком много чего бы то ни было, то это нарушает равновесие. Алхимия есть знание о том, как все эти явления удерживать в равновесии. Если вы понимаете значение этих геометрических фигур и знаете их взаимоотношения, то вы можете создать то, что хотите. Вся идея заключается в понимании лежащей в основе карты. Помните, карта показывает путь, которым дух движется в Пустоте. Если вы знаете лежащую в основе карту, тогда вы обладаете знанием и пониманием, необходимым для сотворчества с Богом.

Рис.6-27> показывает взаимоотношения всех этих фигур. Каждая вершина связана со следующей и все они находятся в определённых математических соотношениях, связанных с пропорцией f (phi ratio).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Портрет девушек с цветами

3166706_23 (118x120, 19Kb)  Nydia Lozano родилась в 1947 году в Alginet, Испания. Первыми работами Nydia были пейзажи. Она также писал портреты родных и друзей.
Отец заметивший ее любовь к живописи, показал её работы художнику в Alginet. Художник был поражен ее рисунками и предложил девочке учиться у него. Позже Nydia Lozano училась в Сан-Карлос-школе изящных искусств в Валенсии, где она встретила своего будущего мужа, Leopoldo Sanchez, тоже художника.
Вдохновленная работами мастера 19 века Sargent Sorolla и продолжая философию Валенсийской школы, Nydia Lozano начала изображать женские фигуры в своих картинах. Ее первая выставка была в 1969 году.
После окончания учебы, она уехала из Валенсии в Барселону и начала свою карьеру в Испании вместе с мужем.
 Сегодня работы Nydia Lozano можно встретить в Европе и Соединенных Штатах.
3166706_1280132351_annainthesun_1_ (800x625, 84Kb)

Подробнее...

Возьму я краски из рассвета

Возьму я краски из рассвета
И звуки музыки святой,
Я ткань сотку из нитей лета
И реки из ручьёв весной.
Я пение птиц сложу в куплеты
Деревьев шёпот сохраню,
А из лесных цветов букетов
Ковёр красивый сотворю.
Дождём умоюсь в чистом поле
И радугу в венок сплету
Я радости своей дам волю
Возьму и веру, и мечту...
Пусть звери братьями мне станут
А ветер другом навсегда
И просветления дни настанут
Опорой станут мне года.
Землю родную поцелую
И горный воздух я вдохну
Люблю планету я такую
Во всей вселенной, но одну...

Кумо

                                                       Кумо
                                       Легенда в жанре Кайдан

«Была такая страшная сказка о фотографе, который забирал души людей через снимки. Он делал потрясающие портреты. Людям они очень нравились, но эти портреты пробуждали в них чувство тщеславия. Им казалось, что они такие, как на этих портретах. Такие же красивые и обаятельные. Каждый видел то, что хотел увидеть. И вот по этой ниточке тщеславия, душа, как электричество по проводу, передавалась во власть этого фотографа. А вообще, по слухам, это не фотограф был, а сам дьявол выдумал себе такую новую игрушку от скуки, чтобы развлекаться с человеческими душами. Я эту сказку услышала в детстве и стала бояться фотографироваться. Она так глубоко засела во мне, что никто до сих пор не может помочь мне преодолеть страх фотовспышки. У меня нет ни детских, ни каких-либо школьных фотографий. Поэтому-то я и отказалась от карьеры фотомодели. Хотя, многие знакомые говорят, что так я могла бы зарабатывать очень хорошие деньги. Но это для меня не важно. Важно то, что происходит с твоей душой. То, как ты владеешь ею, как контролируешь себя, как развиваешь прекрасные чувства и подавляешь низменные. Поэтому я выбрала самую простую и незаметную работу. Это помогает не отвлекаться от себя самой. Помогает продолжать процесс самопознания, не сбиваясь. Я не думаю о зарабатывании денег, не думаю о карьере. Для меня важно понять, кто же я? Зачем пришла в этот мир? Я хочу найти ответы на эти вопросы до того, как уйду в иной мир» - так говорила она.
Она – самая красивая женщина, которую мне приходилось встречать в этой жизни. Мы были знакомы всего несколько часов. Обычная вечеринка, где встречается много людей, которые не знают друг друга, и более того, у них есть шанс не узнать друг друга никогда. Я слушал её. Я слушал и слышал. Она казалась мне нечеловеческим созданием, воплощением моей мечты, нереальной реальностью, чем-то эфемерным, ускользающей из пальцев нитью, сном……
- Что же ещё может отнять душу, прекрасная Кумико?
Кто-то из тех людей, с которыми я не был знаком, решил подшутить над моей собеседницей. Но Кумико не обратила внимание на насмешки. Мы забились с ней в угол какой-то из многочисленных комнат дома. Сели на диван, и она, поджав свои длинные ноги, стала смотреть на меня из под чёрной чёлки мутными глазами. Смотрела она очень пристально и холодно, испытующе. Если уметь так смотреть на собеседника, можно вытянуть его душу, не пользуясь никакой фотовспышкой.
Мать Кумико была японкой, и умерла, когда Кумико была ещё совсем маленькой девочкой. После смерти матери отец перевёз её из Японии к себе. Со слов Кумико я понял, что отец и мать никогда не состояли в браке. И отец так и не стал для неё близким человеком, хотя, после того, как Кумико потеряла мать, сделал всё возможное для того, чтобы в Европе ей жилось хорошо. Он помогал ей материально, нашёл работу,  иногда приходил в гости или приглашал к себе. У него была семья, и он не лез в дела Кумико, не столько из-за чувства такта, сколько из-за своей занятости.
Она сидела напротив меня и смотрела. Алкоголь она не пила. Может быть, поэтому она смотрела на меня вот так, я имею ввиду, на моё нетрезвое лицо европейского мужчины, которому она не доверяла. Но, несмотря на то, что мы были почти незнакомы, она говорила о личных ощущениях, воспоминаниях, о своих чувствах и мыслях. Она доверила их мне в тот вечер, когда мы познакомились, а моё сознание было затуманено и приглушено, или обострено – наоборот…..
Обычно я очень плохо запоминал, людей, с которыми знакомился вот так – мимоходом - на вечеринках, но Кумико отчётливо врезалась в мою память, и не только потому, что была красива до того, что перехватывало дыхание. После встречи с ней во мне осталось острое чувство голода и жажды общения с ней. И это было не сладострастие, отнюдь. Мне хотелось смотреть на неё, слушать её голос, вбирать в себя её мысли, ощущать её странный запах незнакомых духов и незнакомого тела. В то же время, я не могу сказать, что почувствовал себя влюблённым. К этому шлейфу очарования, который оставляла за собой Кумико, было привязано ещё какое-то необыкновенное чувство. Щекочущее чувство отвращения, лёгкого, отталкивающего привкуса.
Я не был влюблён. В этом я был уверен, когда проснулся у себя дома на следующее утро. На полу рядом вместе с ключами и бумажником, вывалившимися из кармана пальто, я нашёл бумажку с её телефоном. Я взял его ночью, и не был уверен, что записал его правильно. Но я был уверен, что позвоню ей, найду в любом случае. Для чего мне нужно было всё это? Тогда я просто не задумывался.

В переводе с японского её имя означало – «вечный красивый ребёнок». Своим простодушием и непосредственными суждениями  она действительно часто напоминала мне ребёнка. То, что этот ребёнок красив – было очевидно для каждого зрячего. Вот только увековечить свою красоту этот ребёнок отказывался наотрез.

Я позвонил Кумико, и мы встретились в тот же вечер в одном из кафе недалеко от моего дома. Она подъехала сама, видимо не хотела, чтобы я знал, где она живёт. Меня удивила та простота, с которой она согласилась на свидание, и та её манера поведения, которая не была свойственна большинству окружавших меня женщин. Она как будто не знала природы кокетства. В тот вечер я подумал, что она приехала встретиться со мной от скуки, потому что не проявляла ко мне никакого интереса, хотя бы видимого, пусть даже наигранного. То, что я говорил, она как будто пропускала мимо ушей. Смотрела в чашечку с кофе, и не было уже того испытующего взгляда, которым она наградила меня ночью.
Мне хотелось взять её за руку, хотелось провести рукой по длинным тонким шелковистым чёрным волосам, раскрыть её бледные губы своим большим пальцем, задержав его на маленьких зубах, чтобы ощутить тепло дыхания…….
Я вдруг понял, что хочу её тела. Хочу очень сильно.
Наверное, Кумико почувствовала, какие желания вызывает у меня. Она резко подняла на меня свои узкие глаза и посмотрела на меня так зло, что всё желание исчезло, будто его и не бывало.
«Ты мне ночью так и не сказал, как ты намерен беречь свою душу!» - слова прозвучали как упрёк, и её голос был холодным, колючим.
«А мне есть от чего беречь свою душу?!» - пытался флиртовать я.
Кумико не ответила. Она вообще была очень немногословна по своей натуре, и потом, я часто спрашивал себя, почему она так много рассказала мне в тот первый вечер, вечер нашего знакомства.
Разговор не клеился. Я не знал, что нужно говорить, чтобы понравиться этой красивой японке. Не знал, как нужно вести себя с женщиной с востока, не знал всех особенностей их менталитета. Я вообще не представлял себе, как мне выйти из этой глупой затянувшейся тишины!! Она смотрела вовнутрь себя через длинные чёрные ресницы. А  я тем временем рассматривал, как она оделась для нашего свидания, чтобы понять цель её прихода. Короткое клетчатое пальто из дорогой тонкой шерсти, высокие сапоги, облегающие длинные тонкие ноги, неброское черное платье – чуть длиннее, чтобы назвать его вызывающе коротким. Почти без макияжа. На шее висел довольно большой квадратный медальон из тёмного золота.
Скромно, но достаточно сексуально.
«Я не люблю, когда трогают мои руки» - неожиданно сказала Кумико, вырвав меня из гипнотического оцепенения, в котором я сам не понял, как осмелился схватить её длинные пальцы, и поправила чёлку – «Мы ещё недостаточно знакомы, чтобы я позволила тебе это».

В тот вечер я проводил её до такси. Она сказала, что позвонит мне сама, если захочет.

Я ждал неделю. С каждым днём всё яснее осознавая, что она не позвонит мне никогда. Лишь работа помогала мне отвлекаться от мыслей о Кумико.
Да кто она такая, в конце концов! Я видел её дважды в жизни. В первый раз она рассказала мне чуть ли не полжизни, во второй раз вела себя как молчаливый истукан!
Я её не заинтересовал. Мы разные. Она странная. Наполовину японка, а выглядит так, словно в ней только японская кровь и течёт! Лгунья? Авантюристка? Кто? Кто она?
Для меня – никто.
К утру пятницы я решил, что эта женщина останется в моей памяти как некое недоразумение. Вечером в пятницу, после работы, не выдерживая более того отчаяния, которое находило на меня, я набрал её номер.
«Ты не представляешь, как я ждала этого звонка!!!» - голос Кумико звучал в тот момент как колокольчик на пагоде! Он звенел искренней радостью.
Я почувствовал, как земля уходит из-под моих ног, когда она кинулась мне на шею, едва я захлопнул за ней дверь моей квартиры. Она так стремительно захватила мой рот своими губами, что я не успел поздороваться с ней.

Мы стали встречаться. И встречи эти были странными. Я испытывал то безрассудное влечение, почти страсть к Кумико, то мои чувства в одночасье перекрывало какое-то не пойми откуда берущееся отвращение. Она всегда приезжала ко мне. Мы никогда не бывали у неё. Что чувствовала Кумико? Понять этого я не мог. Она была изменчива, как и я сам. От сумасшедшей страстности до безразличия. Мы никогда не говорили с ней о любви. Я никогда не говорил, что чувствую к ней что-то особенное, и она тоже никогда не говорила этого. И, казалось, не хотела касаться этой темы вообще. Она никогда ни о чём не просила. За подарки, застенчиво улыбаясь, говорила спасибо, но так, словно для неё не было разницы, преподнес ли я ей букет цветов, коробку конфет или золотые серьги. Я относил это к особенности японского менталитета, с которым знаком не был.
Кумико полностью устраивала меня как девушка для регулярных встреч, и я не собирался связывать с ней свою жизнь.
И, тем не менее, я хорошо помнил ту неделю, которую провёл в ожидании её звонка. А что если она вдруг исчезнет, так же неожиданно, как и появилась в моей жизни? Что, если она завтра скажет мне, что больше не придёт? Ведь мы не обещали друг другу ничего.

Я любил катать Кумико в своей машине. Она пространно смотрела на улицы, бульвары, площади, витрины магазинов, дома с необычными фасадами, на светофоры, рекламные щиты, на людей. Потом мы ужинали где-нибудь и ехали ко мне.
Иногда, выйдя из машины, мы просто гуляли по городу. Ходили на выставки. Бывали в кино. И самое странное – мы почти не разговаривали. Любой разговор, который я пытался начать с Кумико, оборачивался разговорами о сохранении души. Она опасливо  поглядывала на меня, будто хотела попросить прощение за что-то.

Так прошло четыре месяца. Мы встречались. Мы созванивались. Я знал номер её телефона и всё. При желании, я, конечно, мог бы навести справки и узнать-таки, где живёт Кумико, где и кем работает, кто её отец, который не подарил дочери ни одной европейской черты. Но вот в чём дело: я не хотел этого узнавать. Точнее, я боялся. Я начал чувствовать что-то сродни привязанности. Я боялся, что если узнаю хотя бы её фамилию, это разрушит то таинство отношений, которое у нас сложилось. В конце концов, она ведь тоже ничего про меня не знала. Ну, может, чуть больше чем я о ней. Ну, совсем чуть-чуть….


Когда я проснулся от звонка будильника, Кумико уже не было со мной. Поднимаясь с постели, я вдруг ощутил жгущую боль в области плеча. Простыня была испачкана кровью. Я осмотрел себя  в зеркале: в порыве страсти Кумико сильно укусила меня в плечо, но сейчас ранка уже затянулась и не кровоточила. Я усмехнулся.
Если бы кто-нибудь спросил меня, чему, я не смог бы ответить. Наверное, так усмехается  тот, кто падает в тёмный колодец, осознавая, что уже не выберется из него.


Кумико позвонила мне и сказала, что на этой неделе мы не сможем встретиться.

Ночь казалась мне бесконечно долгой. Я не мог заснуть. Я дрожал под одеялом. Я весь покрылся холодным потом. Я вспоминал её длинные ноги, которые так крепко обхватывали моё тело и сдавливали в порывах страсти. Я вспоминал её ласковые руки с острыми и жестокими ногтями, которые нещадно полосовали мою спину. Мне так не хватало её шёпота. Её языка в моём ухе. Мне так не хватало её!
Когда я разрешался очередным потоком семени, я испытывал восторг и отвращение, страх и желание почувствовать всё это с ней ещё  и ещё.
Я понимал, что нормальная женщина никогда не пошла бы на такие ни к чему не обязывающие отношения. А мне нужна нормальная женщина! Нормальная!! И в то же время я осознавал, что этой «нормальной» женщиной для меня теперь могла быть только Кумико.
Хорошо: каждый имеет право на свои тайны. Пусть оставляет свои секреты с собой. Но, пусть она будет рядом! Пусть будет рядом!

Так, незаметно для себя самого я впал в настоящую зависимость от Кумико. Наверное, это люди и называют любовью. Я принимал Кумико со всеми её странностями, с её молчанием, с её неожиданными исчезновениями. Но я понимал, что болею. И после каждой нашей ночи, после каждой ночи проведённой в объятиях этой необыкновенной женщины, я чувствовал себя всё хуже.
Кумико вросла в меня, опутала чем-то невидимым, душащим. Я прекрасно понимал, что обыкновенной счастливой семьи у нас не получится. Но я не видел выхода для себя.

Иногда, мне казалось, что, кусая меня за плечи по ночам, Кумико пьёт мою кровь.
А, однажды, произошло вот что:

Кумико осталась у меня на ночь, я спокойно заснул в её крепких горячих руках (надо заметить, что неожиданно при всей своей внешней хрупкости, девушка была очень сильной физически). Я проснулся посреди ночи и  увидел, что на смятой простыне рядом со мной никого нет….
Я приподнялся и вслушался в темноту. Кумико была в ванной. Какое-то время я лежал и ждал её. Но она была там, на мой взгляд, уж слишком долго. Я забеспокоился, что что-то не так и встал с кровати.
Несколько минут я прислушивался к странному шебуршанью. Как будто там была не одна Кумико, а целых несколько. И все они ходили по стенам, полу и потолку одновременно, быстро передвигая множеством ног. Потом я услышал, как она что-то сплёвывает в раковину, и постучал, пытаясь удостовериться, всё ли в порядке.
- Кумико!
Я позвал её, и тут же все звуки, исходившие из ванной комнаты, затихли.
- Кумико! С тобой всё в порядке?!
«Дааа» - раздался сдавленный шёпот из-за стены. И голос этот был совершенно не её. Мне стало жутко от этого голоса. Но я приписал это ночной поре, когда всё кажется не таким, как на самом деле. Меня стало клонить в сон с такой силой, что я чуть не упал на пол прямо у двери. Я еле дошёл до кровати на шатающихся ногах. «Я хочу расстаться с этой женщиной…..» - это были мои последние мысли перед тем, как сон окончательно поглотил меня.


Потом Кумико уверяла меня, что это всего лишь страшный сон, который приснился мне после того, как она среди ночи покинула меня, взяв такси. Но я никак не мог поверить, что это был лишь сон, и я не мог забыть то ощущение страха, которое вызвал во мне этот таинственный голос, эти звуки, похожие на нечеловеческие шаги……..

Прошёл ещё один месяц. Я стал страдать от приступов необъяснимого страха. Особенно страшно мне становилось, когда я был вместе с женщиной, которую любил всё сильнее.
Я совсем потерял голову. Или душу? Почему она так часто в начале наших отношений говорила о сохранности моей души? Она хотела уберечь меня от того, что всё-таки стало происходить со мной?

Как-то я захотел сфотографировать Кумико. Вполне естественное желание для влюблённого мужчины. Но она отказалась. Она протестовала с таким ужасом в глазах, что я не осмелился пойти против её воли. Её страх перед фотокамерой был просто паническим. И напрасно я пытался её уверить, что я не собираюсь отнимать её душу. Напрасно пытался убедить, что это всего лишь детский страх, который нужно преодолеть. Напрасно пытался перевести всё в шутку. Кумико была непреклонна.

Мы продолжали встречаться. Я постоянно думал о Кумико, звонил ей всё чаще и чаще. Сотрудники подтрунивали надо мной, каждый раз, когда я, набирая её номер, выходил с трубкой на балкон и закрывал за собой дверь. Они наблюдали за мной через стекло, и по их лицам я понимал, что они издеваются над влюблённым подростком, в которого я превратился.

И вот, что мне стало интересно с какого-то момента: чувства людей, как правило, переживают целую эволюцию. От любви до ненависти, от ненависти до любви, от безразличия до какой-то стадии заинтересованности и наоборот, часто чувства людей остывают. Мой путь лежал через любопытство и сексуальное влечение к полной патологической зависимости. Причём, приступы страха и отвращения не ушли, а лишь усиливались. Я просыпался среди ночи в холодном поту, мне казалось, что кто-то ткнул меня в бок, и я вскакивал в кровати.
Меня мучила бессонница. Я с трудом засыпал под утро. Мне снилась Кумико. Она медленно раскачивалась в гамаке, абсолютно голая, с широко раздвинутыми конечностями. Я чувствовал сильное возбуждение при виде её нежного тела, и я забирался к ней. Она целовала меня, обхватывала руками и ногами……..
Я выключал будильник и мне чудился запах знакомых духов.

У Кумико был медальон. Старинный медальон из тёмного золота. Очень тяжёлый. Но она никогда не снимала его с шеи. Никогда. Медальон выглядел очень необычно и интересовал меня. Однажды я спросил о нём, Кумико ответила, что он достался ей от матери, что сама она никогда его не открывала, но мать завещала перед смертью, никогда не расставаться с ним. Причина была неизвестна Кумико. Она лишь как послушная дочь выполняла последнюю волю покойной родительницы.



Кумико спала. Спала крепко. Я любовался её изящными скулами, её тонким носом, её губами, похожими на лепестки ещё только лишь распускающейся розы, её прекрасной гладкой кожей. Я не мог понять, как же это она не хочет запечатлеть на плёнку то, что так прекрасно, и так невечно! Я потихоньку прокрался и взял свой фотоаппарат. В предрассветных сумерках я сфотографировал прекрасное лицо Кумико, тем самым, нарушив данное ей обещание никогда не делать этого.
От щелчка и вспышки Кумико проснулась и мгновенно вскочила в постели. Когда она увидела фотоаппарат в моих руках, она разрыдалась как ребёнок, закрыла лицо руками и забилась в самый дальний угол кровати. Я с недоумением смотрел, как на моих глазах прекрасная женщина превращается в обиженного рыдающего ребёнка. От её слёз разрывалось моё сердце. Она в последний раз взглянула на меня, так отчаянно и пронзительно, что я выронил свой поляроид из рук и бросился к ней со словами утешения. Но Кумико оттолкнула меня.

В это время фотография уже вылезла из камеры и стала проявляться. Я взял её дрожащими пальцами: Укутавшись в моё одеяло, на моей кровати лежал мерзкий чудовищных размеров паук. Гигантское омерзительное чудовище! Оно перебирало ногами и опутывало мою кровать паутиной. Оно шевелило красными глазами и зловеще направляло на меня свои сети. И с вот этим чудовищем, с этим оборотнем, я только что был близок……
Тошнота подступила к горлу.
Я выронил фотографию из рук.
Судорога отвращения пробежала между лопатками, и комната поплыла передо мной, как в страшном сне. Мой взгляд упал на кухонный нож, которым ещё несколько часов назад мы разрезали апельсины. Он, липкий, валялся в горе оранжевых  корок на тарелке. Я схватил его. Зажмурился и бросился на чудовище. Кумико страшно закричала и попыталась увернуться от меня. Она отбивалась от меня, насколько позволяли ей силы. Царапала моё лицо, кусала меня, била ногами. Мы схватились в страшной борьбе, путаясь в постельном белье, которое местами становилось ярко красным, и я слышал, как Кумико, теряя человеческий голос, начала хрипеть…..

Когда я пришёл в себя, меня поразила тишина. Не было слышно ни звука. И лишь через какое-то время в тишине возник стук стрелок, отмеряющих время. Время пошло.
На окровавленный труп оборотня я старался не смотреть. Вот так, прикрывшись ладонью, шарил в поисках медальона. Медальон крепко сидел на  цепочке и не поддавался. Я с трудом сорвал его.
На четвереньках я выполз из комнаты и захлопнул дверь. Сидя на коленях, я расковыривал ножиком медальон. Наконец мне удалось расколоть его пополам. На одной из золотистых сторон было выгравировано хокку Масаока Сики:

Убил паука
И так одиноко стало
В холоде ночи

 

С тех пор меня никто не видел.                                                                                                                                                                            


Декабрь 2008 – февраль 2009г.