Мы - это высокоорганизованная пустота

Геннадий Иванович Шипов

 
 
 
 
Эту статью нам любезно предоставила для публикации Галина Гусева, главный редактор журнала "Другие берега". Редакция этого журнала, который является иллюстрацией абсолютно оригинального литературного жанра, занимается, в частности, проведением неожиданных параллелей, например, между "Фаустом" Гете и квантовой генетикой или между "Евгением Онегиным" и теорией физического вакуума.
 
Параллели эти приносят столь же неожиданные плоды и лишний раз показывают, что мир, в котором мы живем, един, независимо от точек зрения, с которых мы рассматриваем его. Сегодня речь пойдет о новой физической теории. Теории физического вакуума. Ее автор русский физик Геннадий Иванович Шипов.
 
Понятие "физический вакуум" возникло в начале века в связи с открытиями в теоретической физике. С одной стороны, была создана общая теория относительности, с другой - квантовая теория поля
 
Галина Гусева:  Но это как раз поддается пониманию.
 
Геннадий Иванович:  Не специалиста? Не физика?
 
-Я думаю, да.

Начала тайного знания. Борьба противоположностей

Важным шагом к пробуждению и началу своего пути на более высокий уровень сознания является способность различать позитивное и негативное, то, что вдохновляет вас и то, что тащит на дно.  Как духовные существа, воплотившиеся в физические тела, мы постоянно находимся в борьбе противоположностей. Это проявляется внутри как борьба между нашими высшими и низшими сущностями, а снаружи – как борьба между божественными и дьявольскими силами. То, что внутри, резонирует с тем, что снаружи. Божественное резонирует и работает с нашим высшим Я, а дьявольское делает то же самое с нашим низменным Я.  Каждое мгновение перед нами встаёт выбор, а каждый сделанный выбор – это ответ на вопрос: «Какой силе я повинуюсь? Высокой или низменной?»

Read more...

Мистическое творчество Данте Алигьери

 

ФЛОРЕНЦИЯ ГЕНИЯ ДАНТЕ


Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу…

Эти строки знает даже тот, кто не читал всей «Божественной Комедии» известного флорентийца Данте Алигьери.
Я готовился прочитать эту поэму двадцать лет. А когда прочитал за два дня и одну ночь, то невольно задался вопросом: почему это Комедия? И почему Божественная? Почему Ад производит гораздо более сильное впечатление, нежели Рай?

Есть такое понятие как «гений места». Флоренция известна тем, что здесь жили и творили поэт Данте Алигьери, писатель и поэт Джованни Боккаччо, художник Сандро Боттичелли, художники Перуджино и Рафаэль, путешественник Америго Веспуччи, учёный и художник Леонардо да Винчи, поэт и философ Николо Макиавелли, скульптор Микеланджело Буанарроти, писатель Бенвенуто Челлини, учёный Галилео Галилей и другие.

Во Флоренции в 1868-1869 гг. жил и закончил роман «Идиот» Фёдор Михайлович Достоевский.
Здесь же создавал «Пиковую даму» в 1890 году Пётр Ильич Чайковский.
Кинорежиссёр Андрей Тарковский был избран почётным гражданином города, также как и поэт Иосиф Бродский.
Городом-побратимом Флоренции является наш Санкт-Петербург.

Read more...

Осколки прошлого

Осколки прошлого как нож вопьются в разум воспаленный,

 

И я опять увижу свет, твоей любовью ослепленный.

 

И в ту весну вернусь опять, надеждой юной окрыленный,

 

Вернусь, и стану ждать

 

Того что будет,

 

Вернусь опять и буду я счастливым,

 

Хоть буду знать,

 

Что все уйдет

 

И серый пепел времени сотрет

 

И взгляд твой и улыбку, даже имя.

 

Замедлить стрелок бег хочу я,

 

Безвластный этот миг остановить.

 

А ты смеешься, смотришь так же мило,

 

Как в первый день, что нам подарен был.

 

Ушли года, ушли века, а мне все так же грустно.

 

Сменяется толпой толпа, но в сердце также пусто.

 

В ней нет тебя, среди бесчисленных теней

 

Не встречусь я уже с тобой.

 

Иду один по мостовой,

 

И взгляд мой утонул в осенней луже.

 

Глубокий вздох, «зачем я нужен?»

 

Ведь ты ушла, а я не смог.

 

Но в тот лучистый день, лишь я и ты.

 

Одни мы в мире, мы нашли друг друга.

 

Чтоб потерять и сквозь миры и времена

 

Опять найти. Сказать те самые слова.

 

И вместе быть уже наверно,

 

Не жизнь, не две,

 

А просто.

 

Навсегда.