В Канаде открыто шестое чувство

 

Источник:Мембрана,Газета “Комсомольская Правда”

 

«…Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;
Так век за веком — скоро ли, Господь? –
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства».
Отрывок из стихотворения  Николая
Гумилева «Шестое чувство».

Профессор психологии и информатики Рональд Ренсинк сильно заинтригован собственным открытием. Интересные возможности трети человечества обнаружил известный канадский психолог: люди могут замечать то, сами не зная что. Видеть, но при этом — не видеть. Эту способность называют сознательным визуальным восприятием и даже шестым чувством. Сам учёный пока понятия не имеет, какие физические процессы в этом задействованы.

В настоящее время он  трудится он в университете Британской Колумбии (University of British Columbia — UBC).За его спиной шесть лет фундаментальных исследований в Кембридже и Гарварде, а также работа на компанию Nissan. По поручению последней Ренсинк изучал “слепоту к изменениям” — разбирал автомобильные аварии, причиной которых было: “водитель смотрел, но был не в состоянии увидеть”.

 

Своё открытие учёный называет “майндсайт” (“mindsight”), что можно перевести, например, как “мысленный взор”. Данные по теме профессор собирал и анализировал более двух лет, а потом дотошно проверял, чтобы издать в журнале “Психологическая наука” (Psychological Science).Итак, для эксперимента Ренсинк привлёк 40 добровольцев — первоначально он хотел проверить их внимание. Этим людям профессор принялся показывать фотографические изображения, мерцающие на экране компьютера.

Каждое фото демонстрировалось приблизительно четверть секунды, после чего — также ненадолго — появлялся чистый серый фон. Примерно так: видишь фото, что-то мигнуло, снова видишь фото. И не знаешь, не сказали, то же это изображение или немного другое. Если увидишь отличие, нажми кнопку.Подопытные смотрели картинки, а исследователь чередовал одинаковые изображения с фотографиями, в которые были внесены еле-еле уловимые изменения.Так вот, при просмотре изменённых картинок некоторые участники эксперимента спрашивали, должны ли они нажимать на кнопку, когда не увидели изменение, а почувствовали, что оно произошло.В конечном счёте, около трети добровольцев сообщили о чувстве, что изображение изменилось. Но назвать или показать произошедшую перемену — что? где? — они не могли.

 

Фильм “Шестое чувство” рассказывает не о сознательном визуальном восприятии, что не умаляет его достоинств.

Сделать это у них получалось только две-три секунды спустя.В качестве понятного примера приводится такой: вы входите в комнату, чувствуете, что-то изменилось, но показать пальцем — вот этого коврика тут не было — сразу не можете.Какое-то подсознательное восприятие. Кажется, многие из нас испытывали нечто подобное.Наша визуальная система, предположил Ренсинк, производит некое чувство изменений, даже если мозг не может (не успевает) идентифицировать перемену. Что же это за чувство такое? — задумался психолог. И ответил себе: “Я думаю, что этот эффект объясняет веру людей в шестое чувство”.

Чтобы подтвердить его наличие, учёный предлагает использовать сканирование мозга. Оборудования и навыков для осуществления этой процедуры у него, надо полагать, нет. Может быть, просто времени не хватило.По словам канадского экспериментатора, “мысленный взор” — не просто предшественник нормального визуального восприятия.Потому что никакой корреляции между временем, необходимым на “прочувствование” изменений, и временем, потраченным на идентификацию произошедшей перемены, не просматривается. Иногда это случается почти одновременно.

Исследователь визуальных возможностей человека Дэн Симонс (Dan Simons) из университета Иллинойса (University of Illinois in Urbana-Champaign) считает, что открытие Ренсинка “предполагает существование интересного и ранее неизвестного механизма, относящегося к вниманию”. Но он же и предупреждает, что на шестое чувство особо полагаться не следует, так как канадские добровольцы иной раз сообщали об изменениях, которых фактически не было. Опять же — чувство испытали только 30%. Хотя теоретически все мы можем научиться им пользоваться. Сам Ренсинк говорит, что всё дело, возможно, в доверии человека к интуиции и собственным инстинктам. И он думает, что нет никаких причин, по которым этот эффект не распространялся бы на другие чувства. Слуховым эквивалентом может служить знание, что кто-то находится у вас за спиной (кто здесь?).

Биолог из Кембриджа (Англия) Руперт Шелдрейк уже написал о шестом чувстве целую книгу в 362 страницы. Среди прочего привел свидетельства мастеров парного фигурного катания, которые не раз уверяли в его реальности. Мол, они словно бы телепатически чувствуют друг друга, что позволяет кататься как «одно целое». Шелдрейк разыскал и прежде секретную инструкцию, которая во время второй мировой войны предписывала английским военным летчикам, участвующим в воздушных боях, прислушиваться к внутреннему голосу и реагировать резкими маневрами на предчувствие опасности.

 

Руперт Шелдрейк приводит в пример и животных. Каким образом, спрашивает он, собаки и даже кошки за пять – десять минут чуют приближение хозяина и подходят к двери его встречать? А свиньи, которых хотят зарезать, начинают метаться по свинарнику? Таких примеров можно привести множество.Итак…профессор намерен продолжить исследования и, в первую очередь, попытаться определить, что отличает людей, испытывающих шестое чувство, от всех остальных.

 

В это время собаки-телепаты спасают детей. Доктор Адам Киртон и его коллеги из университета Калгари (Канада) утверждают, что некоторые псы способны предчувствовать приближение приступов эпилепсии у своих маленьких хозяев. О таких чудесах свидетельствовали в 20 семьях из 45 обследованных. Примерно за 10 – 15 минут до приступа собаки начинали беспокоиться.

 

Подбегали к ребенку, облизывали его, жалобно скулили. В одной семье собака настойчиво отпихивала мальчика от крутой лестницы, с которой он мог бы упасть. В другой – ложилась на ребенка, прижимая его к полу. Приступы все равно наступали, но удавалось избежать травм, вызванных судорогами.

 

Ученые изобрели таблетку, которая стирает плохие воспоминания


[img]http://s60.radikal.ru/i168/1105/b6/9383867c67ad.jpg[/img]

Однократное медикаментозное понижение уровня гормона кортизола "вырезает" из памяти неприятные эпизоды — надолго, если не навсегда. Учёные из Монреальского университета (Канада) нашли способ стирать дурные воспоминания, подавляя уровень гормона кортизола.


Считается, что этот стрессовый гормон связан с плохими воспоминаниями, и, по задумке исследователей, управляя его уровнем, можно было бы ослаблять неприятные впечатления, которые сохраняются в мозгу.

В эксперименте принимали участие 33 человека, которые должны были запомнить историю, составленную из нейтральных и негативных событий. Через три дня после того, как их заставили запомнить рассказ, испытуемых разделили на три группы: часть получала дозу метирапона (средства, подавляющего синтез кортизола), другой группе давали удвоенную дозу этого лекарства, а третьей — плацебо. После приёма метирапона подопытных просили вспомнить и пересказать заученную ими историю. Затем они должны были снова вспомнить тот же рассказ, но через четыре дня после приёма препарата, когда метирапон уже был выведен из организма.

Получившие двойную дозу лекарства не могли восстановить в памяти негативные эпизоды рассказа, а вот нейтральные куски вспоминали с лёгкостью. Что более удивительно, такой же эффект наблюдался и через четыре дня, когда метирапона в организме уже не было, а уровень кортизола вернулся в норму.

Подробно эксперименты канадских специалистов по медикаментозному стиранию памяти описаны в издании Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism.

Эти результаты заставляют по-новому взглянуть на гипотезу о том, что воспоминания в мозгу не могут быть модифицированы вмешательством извне. Напротив, складывается впечатление, что однократное биохимическое воздействие в момент собственно вспоминания привело к стиранию некоторых "нежелательных" событий из нейронного хранилища. Учёные намереваются продолжить исследование гормональных ингибиторов, способных влиять на память. Это поможет как клиницистам, имеющим дело с посттравматическим синдромом, так и исследователям, изучающим общие процессы формирования памяти.

Дегуманизация искусства и непопулярность нового искусства.

Стиль, который вводит нечто новое, в течение какого-то времени просто не успевает стать народным; он непопулярен, но также и ненароден. Вторжение романтизма, на которое можно сослаться в качестве примера, как социологический феномен совершенно противоположно тому, что являет искусство сегодня. Романтизму весьма скоро удалось завоевать "народ", никогда не воспринимавший старое классическое искусство как свое. Враг, с которым романтизму пришлось сражаться, представлял собой как раз избранное меньшинство, закостеневшее в архаических "старорежимных" формах поэзии. С тех пор как изобрели книгопечатание, романтические произведения стали первыми, получившими большие тиражи. Романтизм был народным стилем par excellence. Первенец демократии, он был баловнем толпы. Напротив, новое искусство встречает массу, настроенную к нему враждебно, и будет сталкиваться с этим всегда. Оно не народно по самому своему существу; более того, оно антинародно. Любая вещь, рожденная им, автоматически вызывает в публике курьезный социологический эффект. Публика разделяется на две части; одна часть, меньшая, состоит из людей, настроенных благосклонно; другая, гораздо большая, бесчисленная, держится враждебно. (Оставим в стороне капризную породу "снобов".) Значит, произведения искусства действуют подобно социальной силе, которая создает две антагонистические группы, разделяет бесформенную массу на два различных стана людей.

По какому же признаку различаются эти две касты? Каждое произведение искусства вызывает расхождения: одним нравится, другим - нет; одним нравится меньше, другим - больше. У такого разделения неорганический характер, оно непринципиально. Слепая прихоть нашего индивидуального вкуса может поместить нас и среди тех и среди других. Но в случае нового искусства размежевание это происходит на уровне более глубоком, чем прихоти нашего индивидуального вкуса. Дело здесь не в том, что большинству публики не нравится новая вещь, а меньшинству - нравится.

Подробнее...

Билл Гейтс готовит вакцину для снижения рождаемости

Неожиданная война развернулась в российской блогосфере после выступления Билла Гейтса на закрытой TED2010 (еще в 2010 году) Conference в Лонг-Бич, Калифорния. В своей речи под названием «Обновляясь к нулю!» основатель Microsoft заявил, что уже довольно долгое время его благотворительный фонд поддерживает разработки вакцины, ведущей к снижению репродуктивности человека. Предполагается, что такой вакцинации подвергнутся жители стран Третьего мира. Как и следовало ожидать, часть блоггеров поддерживает благотворительность самого богатого человека мира. Ведь действительно, так называемые страны третьего мира, страдают от нищеты, голода и перенаселения. Сначала «богатые белые люди» принесли этим людям цивилизацию и современную медицину, а потом оказалось, что плодородная земля не может всех обеспечить пищей, а государства – работой. Благими намерениями выстлана дорога, сами знаете куда…

Есть и радикально настроенная часть блоггеров, выступающая под лозунгом «Убить Билла!» и намекающая на евгенику Гитлера. Некоторые ехидно замечают, что в развитых странах и без вакцины с рождаемостью плоховато. Мол, если уж сами не можем плодиться, так давайте хоть накормим тех, кто ничего другого не умеет и не хочет. Проблемы в мире возникают не потому, что где-то бездельничают, не могут пользоваться контрацептивами или слишком много едят. Все дело в неверном распределении мировых сил, средств. Мир как большой дом, и мы, как измученная хозяйка, бросаемся то суп помешать, то ребенка покачать, то корову подоить, – и в результате ничего не успеваем. Поэтому и получается, что где-то гибнет урожай и из-за слишком низких цен производители вынуждены выливать молоко на землю, а где-то матери торгуют собственными детьми, чтобы накормить других детей.

При этом механическое распределение средств, благотворительная помощь и транспорт с продовольствием приведет к таким же успехам, что и вакцинация от рождаемости. Любые действия заранее обречены на провал так же как, некогда «бескорыстная» помощь Советского Союза. Земля может прокормить гораздо большее количество людей. Мы имеем возможность сделать счастливыми самих себя. Мы можем наполнить свою жизнь смыслом. Для этого только действительно нужно понять, что мы – одна семья.

Анна Шалимова