Исследования ученых. Мысли изменяют структуру мозга




Исследования ученых. Мысли изменяют структуру мозга
11:06

Эта статья посвящена революционным исследованиям в области человеческого мозга, доказавшим, что головной мозг может изменяться, трансформироваться. Все это зафиксировано учеными и врачами, а также их пациентами, наблюдавшими столь ошеломительные изменения. 

Без операций и медикаментозных воздействий мозг проявлял неизвестную до сих пор способность к изменениям. Часть пациентов считалась больной неизлечимыми заболеваниями головного мозга, другие люди не испытывали каких-либо явных проблем, а просто хотели улучшить функционирование своего мозга или замедлить процесс его дегенерации в связи с приближением старости. 

На протяжении последних четырехсот лет это казалось непостижимым на фоне представлений классической медицины, утверждавшей, что анатомия мозга не подлежит изменению. Типичным являлось представление, согласно которому после детства мозг изменялся лишь в сторону постепенного упадка; что если клетки мозга неправильно развивались, были повреждены или погибли, то они не могут восстановиться. Не допускалось также идеи о том, что клетки могут перестроить свою структуру и найти новый способ нормального функционирования при своем повреждении. 

Теория неизменности мозга постулировала, что люди, рожденные с какой-либо мозговой дисфункцией, мыслительными нарушениями или получившие черепно-мозговую травму, будут ограниченными всю оставшуюся жизнь. А ученым, которые пытались выяснить, могут ли быть улучшены функции здорового мозга, возможно ли поддержание мозга в здоровом состоянии благодаря специальным упражнениям, связанным с мышлением, сказали махнуть рукой на это гиблое дело и не тратить зря время. 

Неврологический нигилизм – убеждение в том, что лечение многих болезней мозга неэффективно либо вовсе противозаконно – прочно поселился в сознании большинства людей и вошел в культуру. Раз мозг не может изменяться, человеческая природа в целом, вытекающая из этого, получалась как бы насильно изменяемой при том, что изменению она поддаваться не должна. 

Вера в то, что головной мозг не может меняться, имела три основных причины: редкие факты полного восстановления больных с поврежденными мозговыми структурами, наша неспособность наблюдать жизнь и микроскопическую активность в мозговых тканях и – возвращаясь к истокам современной науки – представление о том, что мозг – эдакая чудо-машина. А пока машина выполняет много необычных вещей и функций – она не изменяется и не развивается. 

Я заинтересовался данной проблемой в связи со своей работой психоаналитиком и психиатрическими исследованиями. Когда прогресс пациентов в психологическом плане был не так велик, как я надеялся, медицина обычно списывала это на то, что проблема – глубоко в «железе» (hardwiring – по аналогии с термином "hardware” – аппаратное обеспечение компьютера). То есть использовалась типичная метафора, что мозг – своеобразное компьютерное «железо», с жестко определенными схемами работы, путями прохождения нервных импульсов не подлежащими изменению и выполняющими строго определенные, неизменные функции. 

Когда я впервые услышал о том, что человеческий мозг может быть не «железным», мне пришлось проводить собственные исследования, чтобы убедить себя в этом. Исследования завели меня далеко от моего консультационного кабинета.

Я много путешествовал и, в процессе разъездов встретил группу блестящих ученых, занимавшихся изучением мозга, совершивших в конце 60-х – начале 70-х гг. ряд неожиданных открытий. 

Они показали, что мозг менял свою структуру в зависимости от типа активности, меняя нейронные цепи таким образом, чтобы наиболее эффективно выполнять текущую задачу. Если какие-либо «детали» не работали - их заменяли другие. Машинная метафора о том, что мозг – это орган со специализированными элементами не могла полностью объяснить то, с чем столкнулись ученые. Они стали называть это фундаментальное свойство мозга нейропластичностью.

Нейро – от «нейрон», нервная клетка, из которых состоят мозг и вся нервная система. Пластичность – от изменяемости, подверженности изменениям. Поначалу многие ученые не решались использовать термин «нейропластичность» в своих публикациях, а коллеги высмеивали их за такое забавное понятие. Однако они выстояли, постепенно изменив взгляды научного мира на неизменяемость мозга.

Они показали, что дети далеко не всегда страдают от тех проблем с мыслительной деятельностью, с которыми они родились; что мозг часто может распознать свое повреждение и функции поврежденных участков берут на себя другие клетки; что если клетки мозга отмирают, он зачастую могут быть заменены; что многие нейронные цепи и даже рефлексы, которые считались «железными», таковыми не являются. Один из ученых даже показал, что мышление, обучение и деятельность могут «включать» и «выключать» определенные гены, оттачивая и модифицируя тем самым анатомию мозга и наше поведение. Это, безусловно, одно из наиболее выдающихся открытий 20 века.

Во время своих путешествий я встречал людей, которые возвращали глухим слух, а слепым – зрение; я разговаривал с людьми, прожившими десятки лет после суровых медицинских приговоров о неизлечимости, которым помогли методы, основанные на эффекте нейропластичности; я встречал людей, чьи мыслительные проблемы были решены, чье умственное развитее улучшилось; я видел случаи улучшения памяти у восьмидесятилетних до такой степени, какой у них не было и в 55 лет. Я видел людей, изменявших свой мозг силой мысли и излечившихся от «неизлечимых» навязчивостей и страшных травм. Я разговаривал с Нобелевскими лауреатами, ведущими жаркие дискуссии о том, как мы должны пересмотреть модель мозга в связи с нашими новыми знаниями.

Мысль о том, что мозг может сам менять свою структуру и функции под воздействием мысли и действий, как мне кажется, является самым главным изменением нашего взгляда на мозг с тех пор, как были сделаны первые штрихи в изучении его анатомии и функционировании основы нервной системы – нейрона. Как и всякая революция, это открытие также будет иметь глубокие последствия. Нейропластическая революция имеет причастность, кроме всего прочего, к нашему пониманию того, как любовь, горе, отношения, обучение, пристрастия, культура, технологии и психотерапия изменяют наш мозг.

Все науки, так или иначе связанные с изучением человеческой природы, будут вынуждены прийти к признанию факта самоизменяющегося мозга и осознать, что структура мозга одного человека отлична от структуры другого и что она меняется на протяжении всей жизни человека.

Несмотря на то, что сами люди недооценивали возможности своего мозга, нейропластичность несет не только пользу. Она делает мозг не только более «ресурсоемким», но также и более подверженным внешним воздействиям. Нейропластичность может быть причиной появления как более гибкого, так и ригидного, непластичного поведения – феномен, который я назвал «пластический парадокс». По иронии, наши самые «упрямые» привычки – продукт пластичности. Однажды произошедшее в мозговых структурах пластическое изменение закрепляется и делает невозможным другие изменения.

Именно понимание как положительных, так и отрицательных эффектов нейропластичности поможет нам по-настоящему приблизиться к осознанию пределов человеческих способностей.







Мы - это желание наслаждаться

 
Мы - это желание наслаждаться, созданное Творцом. Поэтому мы все время чувствуем недостаток наполнения. Нам всегда чего-то не хватает, и мы постоянно стремимся к каким-то наслаждениям. А свет - наслаждение, приходящий к желанию насладиться, тотчас же исчезает. Он гасит желание, и желание не чувствует наполнения. И потому наша жизнь, которую мы ощущаем в этом желании наслаждений, воспринимается нами как временная, преходящая. В ней все исчезает. Каждое мгновение проходит и стирается, вместо того чтобы оставаться и дополняться следующим за ним. Ведь с одной стороны, приходит желание, а с другой - наслаждение, и, встречаясь друг с другом, они нейтрализуются, даже если это наслаждение – самое минимальное. Поэтому вся наша жизнь строится из таких точечных контактов, мини-встреч желания и света, которые тотчас же исчезают - пока жизнь не кончается. Есть у нас квота - несколько миллионов маленьких порций желания насладиться, которые раскрываются одна за другой, а против каждой из них - свет, несущий ей наполнение. Они встречаются – и исчезают. Мы исчерпали свою квоту - и на этом закончилась наша жизнь, все наше существование.
Без получения наслаждения человек не в силах сделать ни малейшего действия, потому что это против нашей природы. Но мы можем поменять источник наслаждения. То есть вместо того, чтобы получать удовольствие от действия получения, мы желаем получать удовольствие от действия отдачи. Потому что это называется "сравнением свойств", когда мы должны сказать: так же как Творец видит наслаждение в том, что Он дает творениям, так же и у нас должно быть наслаждение от того, что мы отдаем Творцу.
И тогда в течение встреч желания со светом нам удастся достичь такого состояния, что свет и желание «поймают» друг друга и останутся вместе, мы начнем ощущать свет, воспринятый в желании, как свою вечную, непреходящую жизнь. Ведь прошлый миг тоже останется. Тогда мы поднимемся над ощущением времени. Мы остановим мгновение и обретем вечное существование!

Об эволюции Человека в Эпохе Водолея

 

Эпоха Водолея – это Эра Миролюбивых Созидателей, Эра Любви, Эра Человечности.

Эпоха Водолея предполагает толчок к эволюции жизни и разума, открытие перспектив  для  восхождения  Духа  по  ступеням  эволюции.

Земляне сейчас делают выбор между техногенной потребительской цивилизацией и  цивилизацией  духовно – разумной.

Человеку предстоит длительный эволюционный путь развития. Он предполагает изменение сознания, следование древнейшим заповедям, высоким идеалам человечества.

XXI  век   -   век  Информации.

Информация[1] является первоначальным планом формирования последующей жизни.

Благополучие  строится  и  умом,  и  силой,  и  с  помощью  мысли.

Силой мысли можно «украсить» планету благодатным климатом, высокоинтеллектуальным Полем Сознания[2], Любовью, чистою водою в водоёмах, здоровыми  и  мудрыми  людьми…

Программа  исследований  информационных  процессов  в  обществе  проводится в рамках Информационной биологии – науки о живом мире в свете энергоинформационных  систем  и  их  взаимодействий.

Текст составлен на основе Учения: «Наука,  религия,  эзотеризм   -   ветви  одного  Древа  Познания».

Подробнее...

Отрешенность.

Остыли боль и страх. 

И новизна, и то что было.
Забыты старые могилы.
Улыбка тлеет на устах.
Пытаясь жизни строй исправить,
Все сам сломал и потерял,
Теперь во век едва наладить.
Остались лишь мечта и дождь,
Свет от домов неверный и неяркий.
Луны оскал, глухая ночь.
И тень, что вновь 
Уходит прочь.