Отношение к себе

Автор: Administrator.

 

Результатом ваших взаимоотношений с самим собой прежде всего должно быть уважение к себе, собственное достоинство. Уважение к себе - это мысли и представления, которые вы имеете в отношении себя. Гордыня и тщеславие подразумевает сравнение себя с другими, взгляд на себя на фоне других. Собственное достоинство и самоуважение прекрасно уживаются и с любовью к ближнему. Уважаю себя – уважаю других. Люблю себя – люблю других. Мы на равных. Ни перед кем не нужно принижаться.

Не надо быть жертвой и мазохистом. Смирение и кротость не в самоунижении, а в отсутствии самовозвышения. И здесь самое главное – внутреннее, а не внешнее. Нет ничего глупее показывать смирение, чувствуя внутри лишь жалкость самого себя. Что такое истинное смирение? Это обуздание своих земных животных страстей. Это взгляд на человека как на часть тебя, несмотря даже на то, что он, возможно, рвет и мечет в твою сторону в силу своей ограниченности. Но это вовсе не принижение перед ним. Если ты живешь в отдаче и тебе не нужно ничего для себя – это не значит, что ты униженный и оскорбленный, наоборот, – ты уважаешь себя, ты возвышенный, благородный, парящий над землей с улыбкой, обращенной ко всем (а не со щекой, подставленной под удары глупцов). Все другие – это ты. Но это не значит, что в едином организме больная клетка может глумиться над здоровой. Больную надо лечить. Всем, что попадется тяжелое под руку.

 

Нельзя слепо делать то, что ты обязан, что тебе сказали или так принято. Это глупость. Это навязано извне. Нужно делать то, что ты хочешь. Пусть твое истинное «я», стоящее над тобой-животным, регулирует твои хотения. Например, мне приходится часто летать на самолетах. Да, много понаписано про самоограничения и отказ от «излишков». Но я думаю, что все-таки летать нужно только первым классом. Зачем лишний раз мучить свое бренное тело? Разве истязания тела, физический дискомфорт, аскетические ограничения что-то дадут душе? Ничего, кроме отвлечения от духовной работы.

Лучше даже побаловать тело, чтобы оно было довольно, чем причинять ему боль и отвлекаться на это. Почему вообще в духовных учениях очень часто так много внимания уделяется внешнему (бедности, скудости в пищи, одежде и т.д и т.п), порой даже затмевающему внутреннее придаваемой значимостью? Разве изменения в человеке должны идти извне вовнутрь? А не наоборот – изнутри вовне? Иначе конфликт, комплексы, проблемы и постоянные страдания, только мешающие продвижению по духовному пути, - просто неизбежны. К тому же это опять же аспект самоуважения (не путать с высокомерием).

Уважительному отношению человека к самому себе почему-то традиционно уделяется какое-то «куцое» внимание. Например, почему в каббалистических группах насаждается практика «пригибания» перед «товарищами»? Разве отдача и любовь подразумевают пригибание, самоуничижение, унижение? Разве это не отношения равных? К чему каббалисты приучают свою «паству» и с какой целью? К покорности что ли? Ведь даже в отношениях любящих друг друга людей нет никакого пригибания. Уступки, да, но только в быту, по мелочам, когда это не касается чего-то принципиального. То же самое можно сказать и о «смиренномудрии» в христианстве. Оно должно исходить из сердца, а не быть каким-то внешним обрядом. Только гордый, внутренне свободный, полный собственного достоинства и уважающий себя человек может быть по-настоящему смиренномудр. Когда он в сердце своем видит, что весь мир заключен внутри его, что любить себя и ближнего – это одно и то же.

 

Приглашение в Париж

Париж – заветная мечта поэта!

Ночной порой, в лучах дневного света,

Всегда ты жив. Надежды воскрешаешь,

Но любящих тебя то в рай, то в ад ввергаешь!

 

Таинственный Париж, ты всем глазам открыт!

Хоть зимней Сены так печален вид,

Но весело поёт под окнами шарманщик,

Париж, Париж, О, ты – большой обманщик!

 

Безумно весел ты в июльский День Свободы.

Танцуют и поют, забывши про невзгоды

На узких улочках, широких площадях,

На всех мостах парижских, даже там,

Где плиты помнят ножку Эсмеральды в тени под Нотр Дам.

Париж спокоен в свой осенний вечер,

И утомившись, солнце отдыхает,

И словно сказочный светильник все сияет,

Париж благодаря за день вчерашний,

Вся кружевная, Эйфелева башня.

Чтобы Париж познать, в нем нужно затеряться.

Бродить бездумно, возвращаться...

И будут пробуждать воспоминанья

Старинных монументов очертанья.

 

То вас поманит стрелка Сен-Шапели,

То византийский купол Сакрё-Кёр…

Налюбоваться вы едва успели –

И новый открывается простор!

 

В плену воображенья забывайтесь,

Отправьтесь в путь, мечтам своим отдайтесь.

Откройте ту историю, в которой

Любви и смерти неразрывна нить:

Гарцуют возле Лувра мушкетеры,

Готовые гвардейцев посрамить,

Средь башен Нотр Дам под рокот медный

Мелькнет горбун химерою живой…

И снова ножка Эсмеральды бедной

Взлетает над соборной мостовой…

 

А в старом монпарнасском  переулке

Художник гениальный перед вами

С голодными глазами Модильяни,

Как будто вышел на прогулку, но опять

Несет очередной шедевр продать.

 

О  птица нашего воображенья!

Вспорхни из клетки в неизвестный путь!

Его укажет только вдохновенье.

Броди, мечтай, о времени забудь!

 

Не встретишь парижан: все – граждане Вселенной

Из дальних стран, Берлина, Рима, Вены

Съезжаются, чтоб чудный мир познать

И воздухом свободы подышать.

 

Для зрелища в Париже нет законов,

Увидит всяк, что хочет, например,

И саркофаг Наполеона,

И бешеный канкан Фоли-Бержер.

 

Париж! Ты независим и свободен

И никому ты не принадлежишь!

Ты выбираешь сам, и кто тебе угоден,

Тому откроешь все, о сказочный Париж!

 

 

Вы только захотите, в тот же час

Париж в свои объятья примет вас!

 

 

Мундриевская Инна Борисовна

Цветаевой

Ты сокрылась, как Моцарт, в неизвестной могиле, —

Не найти и следа...

А читаешь тебя — прибавляются силы,

Как весною вода.

Где была ты в моем нераскрывшемся детстве?

Под запретом была.

Твоя правда вошла в мое взрослое сердце,

Из строки проросла,

Я к тебе все иду, не могу надивиться,

Как колдуешь в стихах.

Ты воскреснешь сто раз, о прекрасная вещая птица,

В благодарных сердцах!

 

Болеро

Гул филармонического зала...

Музыка! От бед меня укрой!    

Вышел дирижер, и тихо стало.

Объявили просто: «Болеро».      

Звуки подступают неуклонно,

Исподволь готовя свой полет.

Каждый раз по-новому влюбленный,

На свиданье Дон Жуан идет.        

Сердце опалит аккорд старинный.

Дай вздохнуть еще, мучитель мой! 

Но в туманах гор и на равнинах    

Дон Кихот все ищет подвиг свой...

Водопадом барабан грохочет!           

В красном платье страстная

Кармен Соблазняет, пляшет и хохочет,    

Чью-то душу требуя взамен!   Музыка!

Открой мне счастья дверцу!

Научи меня творить добро!                 

В сладкий плен захватывает сердце

Лучшее на свете болеро.

Шемшук. Контроль над Россией


 

Самый эффективный способ управления нами — подмена руководителя.

Я никогда не думал, что мне придётся писать на эту тему, поэтому не старался специально запомнить все источники информации, с которыми пришлось столкнуться, как собирателю редких книг. Увлечение редкими книгами, как показала моя практика, далеко небезопасное занятие, мою библиотеку четыре раза грабили. После четвёртого раза я уже больше не хранил у себя книги, а старался лучше запомнить то, что удалось прочитать.

Встречаясь с людьми, старой православной веры, у которых можно было что-нибудь узнать, проникая в спецхраны под различными предлогами, я получал всё новые доказательства совершённого в России сатанинского переворота. Позволю изложить здесь суть без особых ссылок на источники, потому что назвать книги — значит, подписать им приговор на исчезновение.


Укажу лишь одного автора Д.С. Мережковского. В своей работе «Антихрист» он отметил полное изменение внешности, характера и психики у царя Петра I после его возвращения из «земель немецких», куда он поехал на две недели, а вернулся через два года. Русское посольство, сопровождавшее царя, состояло из 20 человек, и возглавлял его А.Д. Меньшиков. После возвращения в Россию это посольство состояло из одних голландцев (включая небезызвестного Лефорта), единственным из старого состава остался лишь Меньшиков. Это «посольство» привезло совершенно другого царя, плохо говорившего по-русски, не узнающего своих знакомых и родственников, что сразу выдавало подмену: Это понудило царицу Софью, сестру настоящего царя Петра I, поднять стрельцов против самозванца. Как известно, стрелецкий бунт был жестоко подавлен, Софью повесили на Спасских воротах Кремля, жену Петра 1 самозванец сослал в монастырь, куда она так и не доехала, и вызвал свою с Голландии. «Своего» брата Ивана V и «своих» маленьких детей Александра, Наталью и Лаврентия Лжепётр умертвил сразу, хотя официальная история об этом рассказывает нам совсем по-другому. А самого младшего сына Алексея казнил, как только тот попытался освободить своего настоящего отца из Бастилии.


Подробнее...