Стать частью мысли Творца

Опубликовано в Вопросы к философу

Стать частью мысли Творца

Вопрос: Если Творец это мысль, значит достигая подобия свойств с Творцом, я тоже становлюсь мыслью?

Ответ: Когда мы достигаем Замысла творения, мы тоже становимся частью этой мысли. Творец создал желание в творении, чтобы дать творению возможность существовать, быть чем-то осязаемым, реальным.

Для того, чтобы существовать вне Творца, нам необходима материя, которая называется желанием. Но возможность уподобиться Творцу, соединиться с Ним, достичь слияния осуществляется только за счет мысли.

Когда Творец желает насладить нас, Он делает это с помощью мысли. Если мы хотим отдавать Ему, мы тоже делаем это с помощью мысли.

Мысль превалирует над всем. Это относится и к человеку. В каждом из нас есть разные желания, но мы оцениваем человека в соответствии с его способностью мыслить.

Актуальная живопись

The Cycle of Terror and Tragedy: September 11, 2001, an 8 x 18-foot oil painting on canvas by Graydon Parrish of Amherst, Mass

Творящая сила позитива

 


Автор Бирута Виктория Комолова


События, происходящие в среде наших Единомышленников, являются ярким подтверждением реализации событий, выстроенных нашими намерениями и конкретными действиями. Нередко приходит  информация, что процесс реализации  начинается  буквально через десять минут после произнесенного  пожелания.

Божественный план выстраивает реальности для исполнения и реализации различных пожеланий по соответствию общего вибрационного фона и коэффициента Света в пространствах человека.

Многим вероятно известно, что  существует одновременно бесконечное число параллельных реальностей, параллельных состояний Земли для сообществ или конкретных людей. Причем все это существует одновременно трудно и  труднообъяснимо для трехмерного ума. Это процессы многомерные и многоуровневые – такие, какими являются люди Нового мира.
Мы все тоже многомерные и многоуровневые. Поэтому и реальности у всех нас, живущих в одних и тех же городах, при видимости  одинакового политического или социального устройства, все разные.
У тех, кто формирует позитивные мыслеформы о своей жизни, все происходит именно так.
Для тех, кто ждет катастрофы и потрясения, бедствия и разрушения именно это и происходит.

Я сама нередко оказывалась в особой параллельной реальности, когда тут же, в это время, в этом месте у людей происходили другого плана события. Я словно  находилась в другой мерности пространства.

Подробнее...

Дегуманизация искусства и непопулярность нового искусства.

Стиль, который вводит нечто новое, в течение какого-то времени просто не успевает стать народным; он непопулярен, но также и ненароден. Вторжение романтизма, на которое можно сослаться в качестве примера, как социологический феномен совершенно противоположно тому, что являет искусство сегодня. Романтизму весьма скоро удалось завоевать "народ", никогда не воспринимавший старое классическое искусство как свое. Враг, с которым романтизму пришлось сражаться, представлял собой как раз избранное меньшинство, закостеневшее в архаических "старорежимных" формах поэзии. С тех пор как изобрели книгопечатание, романтические произведения стали первыми, получившими большие тиражи. Романтизм был народным стилем par excellence. Первенец демократии, он был баловнем толпы. Напротив, новое искусство встречает массу, настроенную к нему враждебно, и будет сталкиваться с этим всегда. Оно не народно по самому своему существу; более того, оно антинародно. Любая вещь, рожденная им, автоматически вызывает в публике курьезный социологический эффект. Публика разделяется на две части; одна часть, меньшая, состоит из людей, настроенных благосклонно; другая, гораздо большая, бесчисленная, держится враждебно. (Оставим в стороне капризную породу "снобов".) Значит, произведения искусства действуют подобно социальной силе, которая создает две антагонистические группы, разделяет бесформенную массу на два различных стана людей.

По какому же признаку различаются эти две касты? Каждое произведение искусства вызывает расхождения: одним нравится, другим - нет; одним нравится меньше, другим - больше. У такого разделения неорганический характер, оно непринципиально. Слепая прихоть нашего индивидуального вкуса может поместить нас и среди тех и среди других. Но в случае нового искусства размежевание это происходит на уровне более глубоком, чем прихоти нашего индивидуального вкуса. Дело здесь не в том, что большинству публики не нравится новая вещь, а меньшинству - нравится.

Подробнее...