Трансформация любви: шаг из зоны комфорта

Представим себе следующую замечательную картину – бильярдный стол, а на нем разноцветные шары, но нет ни игрока, ни кия.

Шары обладают сознанием и сами стремятся попасть в лузы (предположим, что луз больше шести, для каждого шарика - своя), потому что в лузах комфортней всего существовать и нет ничего лучше, чем висеть в лузе, покачиваясь как в гамаке.

Каждая луза также индивидуальна, как шарик, к ней спешащий. Даже очень-очень близкие по цвету шарики не делят одну лузу на двоих. Их лузы могут быть разположены рядом и путь к ним может во многом совпадать, но все же в итоге у каждого своя личная луза.

На пути к лузе с шариком может приключится много непредвиденного, но неизбежного. Так, например, шарики обязательно будут сталкиваться между собой и от этого столкновения отлетать в сторону.

Далее не стоит забывать, что шарики хоть и обладают сознанием, но все же не особо понимают, где же она - их луза.

Трансформация любви подразумевает преодоление вины и чувства вины. Именно вина скрывается за каждой житейской ситуацией, мешающей нам любить и совершенствоваться в любви. Именно вина переключает наше внимание с тех, кого стало сложно любить, на тех, кого любить проще. Пока тех, кого было просто любить, не станет любить сложнее. Вина заставлаят нас прыгать от объекта к объекту в поисках легкой любви. Она не мешает нам любить так крепко и интенсивно, как мы на это способны.

Но откуда вина берется? Почему мы виним?

Вернемся к шарикам. Люди хотят быть счастливыми. Счастье у нас ассоциируется с состоянием, в котором нам комфортно. Для кого-то это состояние, когда все хорошо и гладко, спокойно и солнечно, приятно и радостно. Другому комфотно, когда его переполняют эмоции, жизнь бьет фонтаном, ничего не стоит на месте, все в движении, жизнь полна лихих авантюр и вызовов.

Чем жестче человек разделяет между „нравится“ и „не нравится“, тем основательней он определяет для себя зону своего комфорта и тем последовательнее будет избегать всего, что находится вне зоны его комфорта. В рассказе Чехова „Человек в футляре“ замечательно проиллюстрирован мужчина, пойманный в зоне своего комфорта, а также тщетность посторонних попыток его из нее вызволить.

Зона комфорта в примере с бильярдом – это луза, к которой стремится шарик. Под этим стремлением подразумеваются наши планы и намерения относительно ближайщего или дальнейшего будущего. Когда проектория нашего движения к зоне комфорта пересекается с линией движения к комфорту другого человека, происходит столкновение, в следствие которого одного из нас или обоих отбрасывает назад. Именно в такой момент зарождается вина. Мы виним человека в том, что он помешал осуществлению нашего намерения, сбив нас с пути к счастью.

Для наглядности  мне бы хотелось привести в пример дзэнскую притчу , рассказанную Лин-Чи :

„Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке. У меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там.

Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплёскивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моём Пути.

В эту тихую ночь я подошёл к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил:

— Эта лодка тоже пуста.

На самом деле вины нет. Лодка пуста. Просто люди в поисках счастья и комфорта переодически сталкиваются и мешают друг другу продвигаться по заранее намеченной линией, что однако хорошо, поскольку это позволяет преобретать жизненный опыт, делает возможным самопознание, самосовершенствование и настоящее счастье, не привязанное к зоне комфорта. Счастье – как ядро шарика, которое всегда с нами, куда бы мы не двигались и с чем бы не сталкивались.

Однако, кто вину ищет, тот ее, безусловно, найдет. Так, например, можно сказать, что в поведанной нам притче, конечно же, есть виноватый, а именно тот, кому пренадлежит лодка и кто ее плохо привязал к берегу. А если она никому не принадлежит, то все-равно кто-то же ее сделал, приволок туда, бросил…

Когда мы в нашей повседневной жизни сталкиваемся с виной, хорошо бы помнить о том, что это столкновение естественно и постараться сделать лучшее из ситуации вместо того, чтобы утопать в гневе и возмущении. Король умер, да здравствует король! Одно намерение потерпело крах, да здравствует новое намерение!

Для того же, чтобы для нас стало естественным приспосабливаться таким образом к жизни, к нашему здесь и сейчас, нужно почаще добровольно покидать свою зону комфорта, как это пытался сделать человек в футляре, но чему Чехов не позволил, в буквальном смысле, увенчаться успехом.

Чем чаще мы будем покидать зону своего комфорта, тем самым ее расширя в идеале до безграничности, тем меньше нас будут пугать описанные здесь столкновения и тем незначительней станет такое значимое во все времена понятие для человечества как вина. И тогда - полный вперед для любви!

Случайная ноша

 

Случайная ношаКто я? Откуда я? Куда я? Вопросы Я, ощущающего свои границы, но не способного их понять. Счастье и несчастье человека в том, что эволюция наделила его лишь фрагментом сознания – позволила нести небольшую, зато собственную порцию единого разума. Но в явном виде не сообщила, что это по сути не его. Что это часть бОльшего. Что это так – на время. Подержать только. Понести немного. А дальше? Дальше другие понесут.

С помощью этого фрагмента сознания человек увидел себя, Мир. Подумал, что это он увидел, что этот мир – его. А дальше?.. Кто ответит на вопросы многих Я о природе Я? Другие фрагменты? Но они так же ограничены во времени и пространстве. Целое? Но на каком языке?

 

Настоящее


Настоящее мы переживаем как момент исключительно потому, что в нем нет воспоминаний о нем и оно не видится в будущем. Настоящее есть нечто между прошлым и будущим. Оно начинается с концом воспоминаний и заканчивается с началом мечтаний. Пространство, не заполненное нашим прошлым и будущим, пространство, отделенное от прошлого и будущего их границами, и есть наше настоящее – наше настоящее бытие, истинное бытие. Подробнее...

Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание

Скачать

О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира

К постановке проблемы

Пытливая, ищущая мысль человека, проникая со все возрастающей страстью и успехом в глубины мироздания, познает материальный мир в его бесконечно­сти — в большом и малом, постигает строение атома и Вселенной, решает одну за другой проблемы, которые на каждом шагу ставит перед ней природа. Эта пытли­вая, ищущая мысль человека не могла не обратиться и на самое себя, не могла не остановиться на вопросе о взаимоотношении мышления и природы, духовного и материального. Это основной вопрос философии. Различное его решение разде­ляет идеализм и материализм — главные направления, борющиеся в философии. Теоретическая значимость этого вопроса очевидна.

Но вопросы большой теории, правильно поставленные и верно понятые, — это вместе с тем и практические вопросы большой значимости. По-настоящему ви­деть крупные теоретические проблемы — это значит видеть их в соотношениях с коренными вопросами жизни.

Вопрос о связи психического с материальным, о зависимости психического от материальных условий — это вопрос не только о познаваемости, но и об управляе­мости психических процессов. Решение вопроса о зависимости того или иного протекания психических процессов от объективных условий определяет пути формирования, направленного изменения, воспитания психологии людей. Пра­вильно поставленные вопросы познания мира в конечном счете связаны с задача­ми его революционного преобразования. Подробнее...

Воспоминание.

Однажды я человеком был
Я это помню как сейчас.
И жил, и верил, и любил,
И помню чью то пару глаз.
Однажды рос букетом роз
И красоту я всем дарил
Я цвел и жил, и жил всерьёз,
Тогда я тоже мир любил.
Однажды я журчал ручьём
И лился весело звеня,
И помню как весенним днём
Любил, и жизнь дарил любя.
Однажды был землёй сырой,
Но и тогда я нужен был,
Я был засажен весь травой
Наверное за это и любил.
Однажды пел я соловьём
И в роще был такой простор!
Порой я пел вдвоём, втроём,
О как любил я этот хор!
Однажды даже ветром был
И мог я дуть по всей земле.
Я со свободою дружил,
За это мир любил вдвойне!
Однажды был я...просто был...
А чем? - уже не помню я,
Но главного я не забыл-
Я был чем хочешь, но любя!